Добрый вечер, товарищи! У нас для вас есть важная новость. Мы, собравшись с силами, решили, что настало время перейти на эпизодическую систему игры. Многие давно хотели этого, то почему бы и нет? Все вопросы вы можете задать здесь.


Здоровеньки булык, граждане форумчане и наши гости. В украинском не сильна, как услышала, так и написала. Начнем, пожалуй, с того, что мы обновились! Иха! Мы сменили дизайн, надеемся, что он вам по нраву. Мы обновили акции, сделав их интереснее для вас. Ознакомиться с ними вы можете в этом разделе. Идем дальше. Специально для вас, мы придумали замечательную игру, в которой вам нужно будет хорошенько подумать, чтобы заработать плюшки. Ознакомиться с правилами и игровым процессов можно здесь. кокос бяка, лиса вредина, белка грызет орехи, чез фейхоа. В скором времени нас ожидают интересные перемены, оставайтесь с нами. С вами была Лана, которая рыжа, а не которая Дель Рей.

Fila Vitae

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fila Vitae » Сюжетница » quest # 0 «Battle without honor or humanity»


quest # 0 «Battle without honor or humanity»

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

http://s3.uploads.ru/iBDHV.png
Время действия: 1976, конец октября.
Место действия: Хогсмид.
Участники: игроки «Fila Vitae»
Описание:
Конец октября не предвещал ничего хорошего. Тяжелые серые тучи, плотно затянувшие небо, грозно взирали на людей внизу. Мелкий моросящий дождик дополнял картину серости и некой неизбежности. Жизнь в Хогвартсе не стояла на месте и ученики, не обращая ни на что внимания, продолжали жить и радоваться. И сегодняшний поход в Хогсмид, ожидаемый ими с самого начала учебы, стал той самой разрядкой, требовавшийся юным волшебникам. Обещанный в скором времени квиддичный матч между факультетами Хаффлпафф и Гриффиндор стал неожиданной для учеников новостью, но не менее обсуждаемой. Накалившаяся обстановка между факультетами стала причиной нескольких стычек между студентами, но все решалось миром, однако старосты, отправившиеся в Хогсмид, а так же и преподаватели, получили строгий наказ следить за дисциплиной и, в случае чего, разнимать болельщиков.
И все было бы вполне неплохо, если бы не одно но: пожиратели не дремлют. Темный Лорд приказал своим верным слугам «встряхнуть» расслабившихся волшебников и направил их в Хогсмид. Акция устрашения, демонстрация силы, фанатичные последователи Волдеморта были рады этой возможности. Возглавляли небольшой отряд Беллатрикс Блэк и Антонин Долохов. Приказ прост: пленных не брать, максимальное количество разрушений и бить в самое сердце – в студентов.
Ничего не подозревающие ученики и преподаватели  надеялись, что этот день будет лучше предыдущего, но он станет для них кошмаром. Увы.
Дополнительно:
1. В квесте будет задействован гейм-мастер. Он будет отыгрывать пожирателей/аврорат. Помимо этого, будет создавать определенные условия, на которые участники эпизода обязаны отреагировать в своих следующих постах.
2. Касательно очереди. Ее нет, как таковой. Очередность постов задаете вы сами в процессе игры и, что не мало важно, она задается с теми, с кем вы играете. Что я имею ввиду, для тех, кто не понял. Допустим, играют Долохов, Белла и студент. У этих троих будет своя очередь, которая никак не влияет на очереди других. Мысль поняли, молодцы. Первый пост за Антонином Долоховым и является вводным.
3. Ученики и преподаватели Хогвартса начинают игру уже в самом Хогсмиде. Пожиратели начинают игру в поместье Малфоев, затем трансгрессируют в Хогсмид.
4. Эпизод является обязательным к отыгрышу, надеюсь, вы простите эту вольность администрации. Все делается для вас. Почему обязательным? Исход этого квеста будет вплетен в основную сюжетную линию.
5. И самое важное! Финал остается открытым. За ходом битвы внимательно будет следить администрация, однако то, как она окончится – решать будете вы.

Правила написания поста во второй части отыгрыша:
Я думаю, вы понимаете, что отыгрывать мы будем экшн, а это значит, что вы будете пускать в ход палочки. 
Самое главное и важное: вы не имеете права ранить, покалечить или убить персонажа без ведома игрока и администрации. Договориться обо всем можно в этой теме, там же можно выяснить все нюансы и уточнить то, что непонятно.
Помимо всего прочего, при использовании заклинания в посте, вы обязаны уточнить, в кого оно направлено, а так же его описание в конце поста под спойлером.
Выглядеть будет примерно так: Ступефай - Антонин Долохов - оглушающие чары - заклинание, оглушающее и ошеломляющее (а зачастую и сбивающее с ног) противника.
Заклинание - в кого - описание.
И еще момент. Не забывайте, что большинство из вас студенты и вы никак не можете бросаться Авада Кедаврой направо и налево, такие проклятия требуют определенного эмоционального настроя и умения.

+2

2

Простите за сумбур, первые посты всегда давались мне плохо.

Антонин нахмурился. Его настораживала предстоящая вылазка в Хогсмид в обществе своей дорогой женушки, но больше всего его настораживали мотивы. Он не видел в том, что они собирались сделать никакого смысла. Демонстрация силы должна проходить по четко выстроенному плану, а не с бухты-барахты, однако он не мог не согласиться с тем, что эффект неожиданности сыграет им на руку. Опешившие преподаватели не сразу поймут, что происходит, а студенты начнут паниковать. Бесцельное уничтожение всего вокруг никак не радовало мужчину, он предпочитал действовать тоньше и куда более жестоко. Помимо всего прочего, главной головной болью оставалась его жена, которая в таких ситуациях вела себя непредсказуемо и могла выкинуть то, что легко сорвет всю операцию. И для себя Долохов решил, что не допустит этого и будет постоянно сдерживать ее, чтобы она своих не убила ненароком. Вздохнув, он сел в кресло, закинув ногу на ногу и сложив руки на груди. Ожидание томило, но терпеливый, по своей сути, Антонин старался сохранять спокойствие, разглядывая пустоту перед собой. Знаете, бывает такое состояние, когда все вроде бы и неплохо, но есть предчувствие, что все сорвется, все пойдет не так? Именно такое чувство было у Долохова. Он редко доверял своей интуиции, предпочитая спокойно пораскинуть мозгами, чтобы избежать неприятных ситуаций, но сейчас он хотел ей довериться. Сейчас ему казалось, что все действительно пойдет не так, как они задумали, что все закончится потерями с их стороны. Думаете, ему было жаль кого-то из тех, кто отправляется с ними? Ничуть. Он боялся за свою шкуру и за сохранность своей жены. Любовь и привязанность? Увольте. Выгода. Жена нужна была ему живой, можно нездоровой, но дышащей. Лучшим вариантом была, конечно же, кома, но тогда она бы не смогла родить ему наследника, в котором он отчаянно нуждался, поэтому мужчина мирился со всеми истериками и выходками Беллатрикс, одергивая себя и продолжая повторять, что это необходимо. Их отношения почти не претерпели изменений, за исключением некоторых вещей. У Беллы появилось больше тем для подколов над мужем, а Антонин чувствовал слабость перед этой женщиной из-за чувства, которое он еще не сумел определить. Оно заставляло его терпеть все, а выпады, которые раньше игнорировались,  начали задевать Долохова и это дико бесило. И как бы он не старался унять бушующие эмоции каждый раз, как видел ее, выходило плохо. Голос предательски подрагивал, а сердце билось быстрее. По этой причине он старался как можно реже пересекаться с супругой, и это не укрылось от ее взгляда. Мужчина устало потер переносицу, стараясь собраться. Это предчувствие не давало ему покоя, Белла с остальными задерживались, и головная боль пульсировала в висках. Резко поднявшись, пожиратель встряхнул головой и подошел к окну. Октябрь подходил к концу, и осень все чаще напоминала, что дожди будут лить беспрестанно. Так было и сегодня. Мелкий моросящий дождь и свинцовые тучи на небе. Погодка подходящая, можно даже сказать, она была идеальной. Холодной, мрачной и серой. Долохов любил дождь, проливной, который приятно шумит за окном, барабаня по подоконнику. В дождливые ночи он всегда хорошо спал и чувствовал себя прекрасно. Долохов любил погоду после дождя, этот сырой запах и свежесть, в такую погоду его настроение просто зашкаливало. Но тот дождь, что шел сейчас лишь нагонял тоску. Антонин поджал губы. Черт бы подрал желание господина продемонстрировать их возможности. Но это была неплохая возможность, что посмотреть, на что способны те, кто идут с ними. Особенно пристально он приглядывался к тем, кто недавно присоединился к Пожирателям. Многие из них даже и представить не могли, на что подписались и какая жизнь их ждет. Они думают, что становление Пожирателем – это приключение, легкая прогулочка, и как же им будет больно падать с небес на землю, когда они поймут, что это билет в один конец. Отсюда нет выхода, нет возможности сбежать. Что-то сделал не так – умрешь, что-то сказал не так – умрешь, ослушался приказа – умрешь. Ты можешь умереть в любой момент, просто потому, что так захотелось Темному Лорду. И никто не смел оспаривать его решения, никто не смел сказать и слова против. И именно по этому причине они сейчас направляются в Хогсмид, который скоро будет разрушен их силами. Именно поэтому сегодня прольется кровь. Долохов не сможет отказать себе в удовольствии понаблюдать за муками эти юных несмышленышей, которые считают себя уже взрослыми, могущественными и незаменимыми. Антонин давно понял, что незаменимых нет. На место одного тирана придет другой, так было всегда и так будет. Власть слишком соблазнительна, если есть власть, значит, есть и сила. Пожиратель медленно отходит от окна и разминает шею, которую неприятно сдавливает ворот костюма. Длинная черная мантия с капюшоном, штаны, сапоги до середины щиколотки. Плотная кофта с высоким воротом, который он так ненавидел. Как вы думаете, почему пожиратели носят маски? Анонимность – очень важная вещь. Мужчина понимал, что тот, кто владеет знанием, владеет миром. Узнай хоть одна живая душа, кто они, все пошло бы прахом. Многие думают, что в этих масках есть какой-то посыл, но главное их назначение, скрывать их личности. Это был бы не Темный Лорд, если бы в них не было какой-то мистики, и она была. У смерти нет лица, нет пола. Она есть. Маски олицетворяют смерть во всем ее широком смысле. Так считал сам Антонин. Когда он принимал метку, он был уверен в своих силах, возможностях, в том, что он будет полезен. И эта уверенность крепла в нем с каждым днем его службы. Единственное о чем жалеет Долохов, это смерть друга, которую тот покорно принял. И эти сожаления он спрятал в глубине своей души, чтобы никто и никогда об этом не узнал. Осознанный выбор, который он сделал тогда, перечеркнул его дальнейшую жизнь. Считавший остальных игрушками, безделушками, ненужными вещами, сам стал такой вещью, которую легко могут выкинуть, ничего не объяснив. Подняв маску, лежащую на столе, мужчина недовольно скривился. «Опаздывают, чертовы идиоты.»
- Если вы не появитесь сию же секунду, голыми руками задушу, - прошипел он в пустоты. Это вряд ли бы что-нибудь дало, но так хотя бы тишина не давила, а звук собственного голоса резанул слух. Он показался слишком громким, слишком злым, слишком хриплым. Антонин был раздражен и сейчас он не оказался бы убить кого-нибудь. Без магии. Самостоятельно. Убить так, как человек убивает человека, чтобы выжить. Теперь он понял, что за предчувствие поселилось у него в груди. Предчувствие смерти. Возможно, его собственной. Долохов внутренне похолодел от одной этой мысли. Нет, умирать он не намерен. Он вырвет себя из лап костлявой и преподнесет ей пачку невинных душ. Без проблем, назовите только количество. Мужчина фыркнул и вновь сел в кресло, томимый ожиданием товарищей, супруги и вечера, который станет достойным продолжением тяжелого дня. Рука сама потянулась к палочке, которую он тут же аккуратно обхватил, сжимая ее ладонью, чувствуя, что это его единственная опора. Палочка незаменима, только ей можно доверять, она не предаст, покуда ты ее достоин и может пройти с тобой до конца жизни. Антонин был хорошим волшебником, искусным и хитрым. Ему ничего не стоило подставить под удар другого, чтобы одним махом избавиться от нескольких докучавших авроров. И, сказать по правде, он предпочитал именно дуэли, считая их интереснее, изысканнее. Он любил держать все под контролем, и только в дуэли битва для него была действительно интересной. Он мог спокойно следить за действиями противника, не отвлекаясь на тех, кто норовил сбить его с ног, оглушить или, хуже того, убить. Однако больших надежд по поводу сегодняшней вылазки он не питал. Вряд ли среди студентов или преподавателей найдется тот, с кем будет интересно. За исключением некоторых, естественно. Мужчина отлично помнил, что в Хогвартсе хватает искусных волшебников. Один Дамблдор чего стоил, а стоил он десяток таких, как Антонин.  Долохов прикрыл глаза, прислушиваясь к скрипящим половицам и дождю, что тихо шумел за окном. Волнение постепенно отходило и на его место пришло иное чувство. Предвкушение. Предвкушение чьей-то боли, которую испытывают благодаря ему. Крики, вспышки и запах гари. И столь ненавистная жена рядом, становившаяся еще прекрасней, когда сражалась.

Отредактировано Антонин Долохов (2013-03-26 00:45:13)

+3

3

Когда тебе всего лишь двадцать пять лет и родители тебе дали два пути, то... Ладно, кому вы поверили? Какие два пути в чистокровной семье, где не было намека даже на такие мизерные чувства, как любовь? Где кланяются в ноги тому, кто стоит в древе чистокровных выше, где нет ничего настоящего, где играют лишь маски, там, там вам не стать  добрым и чистосердечным. Не быть вам мечтателем, не видеть краски в мире. Все, что ты будешь желать - это свергнуть того, кто посмел поднять свою голову выше твоей. И вдруг... Вдруг является тот, кто поставил себя на ступеньку выше любого мага. Это Его место по праву. Он доказал это тем, что собрал подле себя тех, кто готов сделать то, что Он прикажет, кто готов прыгнуть выше своей головы, чтобы Ему угодить, кто готов умереть, когда Ему будет угодно. Да, Беллатрикс одна из них. Но умирать она не желает, а вот желание Темного Лорда - это для нее неписанный закон, который никто не должен нарушить. Сейчас она идет по темным коридорам дома сестры, сзади кучка таких же Пожирателей, как она, но между ними большая разница. Им вступление в ряды Темного Лорда диктовали разные обстоятельства, а Белла сама выбрала этот путь. Пусть ее отец и мать выбрали ей жениха, пусть она, по их воли, живет с нелюбимым и ненавистным ей мужем, но она сама стала на этот путь. Половина тех, кто имел несчастье знать Беллатрикс Блэк, считаю ее сумасшедшей, по которой давно плачет больница Святого Мунго, но сама женщина прекрасно знает, кто следующий туда попадет. И ей это нравилось. Эта игра в повелителей жизни. Игра на смерть. Ходить по краю и не упасть - это искусство. А под крылом Темного Лорда этого вас научат быстрее всего.
Закройте глаза. Представьте себе шелест длинной мантии по полу. Мерный стук каблуков от сапог. А теперь добавьте мрачных красок. Тень от канделябра на стене. Ковер, он может быть и темно бордовым, а может и кровавым - оттенок уже на ваш вкус, но он точно должен быть цвета только что пущенной крови жертвы. Дальняя дверь и только линия света, которая находится под дверью, выдает, что в комнате уже кто-то есть. Щелчок от того, что поворачивается ручка. Скрип двери. И вот уже и сама комната. А в ней стоит мужчина. Каждая женщина, каждая молоденькая девочка мечтали бы побывать в плену его глаз, почувствовать силу объятий. И этот мужчина принадлежал Белле. Но она не собирается заявлять права на этого Аполлона Тьмы. Он ей не нужен. Даже после того, что уже было между ними. В этом же доме. В гостиной, где всегда собираются "гости" и обсуждают дела насущные. Переписывают историю мира по своему.
- Ты что-то сказал, милый? - только лишь Антонин услышал сколько яда было вложено в слово "милый". Ведь у них свой спектакль, даже для тех, кто носит маски, даже для тех, кто удостоен метки Темного Лорда.
Белла прошагала к креслу, что стояло под стеной, возле какого-то захудалого столика в каком-то Богом забытом стиле. Она села в него и закачала рукав мантии на левой руке. Вот оно - доказательство того, что ты один из Избранных. Тех, кто может владеть всем и быть нищим в одно и тоже время. Только если Он пожелает того. Губами Беллатрикс прикоснулась к метке. Сейчас она отчетливо видна: череп, змея, что словно движется, о да...
- Позови только, только позови... Я всегда буду на Вашей стороне, Мой Лорд... Всегда, - женщина с тяжелыми веками и короной блестящих, черных волос — она сидела в кресле как на королевском троне, но ей было наплевать, что сейчас творится в комнате, что где-то здесь находится и ее муж, который успел ей уже надоел. Он просто букашка на пути к полному доверию Темного Лорда. Если Он попросит ее убить Долохова - это будет не сложно. Белла это сделает с удовольствием для себя.
Онв взглянув на присутствующих из-под тяжелых век и произнесла:
- И долго нам здесь еще торчать? Долохов, тебе лучше всех это известно. Ну так поведай всем, что именно мы делаем здесь? Почему мы еще не в пути? Почему мы не в Хогсмиде? А? Не слышу! Ты оглох, онемел или еще какая-то другая радость для меня? - смех вырвался наружу, заставляя некоторых из Пожирателей вздрогнуть. Но это точно не подействовало на ее муженька.

+2

4

Почему осень так угнетает некоторых людей? Откуда берутся безрадостные лица и хандра? В каждом времени года есть свое особое очарование: летом это аромат трав и жгучее солнце, для зимы характерны манящие белизной сугробы, весна встречает нас восторженно пением птиц и цветением садов, что же касается осени, о ней стоит сказать отдельно. Не похожа на другие периоды, отличается мрачной красотой, в общем, на любителя. Так как любителей не особенно много, остальные не находят ничего интереснее как страдать от накатившей депрессии. Что такое депрессия Сириус не задумывался, если в жилах течет горячая гриффиндорская кровь какой смысл горевать о нехватке солнца? Солнце внутри тебя, переполняет, дарит радость. Молодость, желание жить и быть счастливым человеком. Молодым не страшен ни снег, ни зной, от дождя они так же не пострадают, более того, Блэк любил дождь, любил порывы ветра, развевающие края мантии. Осенью природа становилась похожа на декорации к страшной, но невероятно интересной и захватывающей сказке. Черные силуэты голых деревьев с их извилистыми ветками на фоне мрачного серого неба, пожелтевшая листва под ногами и источаемый ими запах осени. Может показаться что природа увядает, все вокруг становится безжизненным и скучным, но это лишь иллюзия, присмотрись хорошенько, позволь фантазии разыграться и ты увидишь в старых корягах образы заколдованных придворных, а случайный прохожий окажется вдруг тайным агентом, от которого ты играючи прячешься за широкий ствол дерева, изредка выглядывая и давясь от накатывающего смеха. Развитая фантазия – детская черта, взрослыми обычно утраченная, однако некоторым везет. Существуют люди, которые на протяжении всей своей жизни так и остаются детьми, сохраняя свой особенный взгляд на, казалось бы, обычные вещи. Блэк был таким.
   Учебный год не так давно начался, а между враждующими факультетами опять стали возникать стычки с извечными выяснениями отношений, а далее с преподавателями на темы «Кто виноват?» и «Что делать?». На этот раз Блэк был хитер и осторожен, в ответ на провокации со стороны Слизерина, парень «делал ход конем» в результате которого в дураках оставались как раз таки агрессоры. Чего только стоило Сириусу сломя голову не бросаться в драку одному лишь Мерлину известно, но Блэк обещал быть паинькой, а обещания надо выполнять… хотя бы первое время. Профессор Макгонагалл неизменно бдительна, казалось, от ее зоркого и справедливого взгляда не скроется ни одно правонарушение, потому-то стоило быть немного сдержаннее, во имя похода в Хогсмид.
   С самого утра в башне Гриффиндора было суетно, на радость учеников объявлен всеобщий поход в волшебную деревушку, где (по старой доброй Мародерской традиции) можно было оттянуться на полную катушку. Добрую четверть часа Блэк одетый в простыню подкрадывался к товарищам со спины, клал руку на плечо, после чего загробным голосом произносил какую-нибудь чушь на тему «А ты уже вступил в Орден Пастельного Белья?» Когда оказалось что все давно одеты и готовы идти на прогулку, Сириус намеренно застрял в проходе, чтобы никто не ушел раньше него, пообещал новый фокус, смотался в спальню, со скоростью света оделся, вернулся, на вопросы про обещанный фокус сымитировал неожиданно обострившийся склероз, хохотнул и, увернувшись от подзатыльника, первым выскочил из гостиной. На улице накрапывал дождь, но сие обстоятельство никак не угнетало и не портило настроение. Шагая в ногу с Люпином, Сириус улыбался во все тридцать два зуба, пинал попадавшиеся под ноги камни и рассказывал уморительные, на его взгляд, истории о битве завхоза с армией заколдованных ложек. При виде проходящих мимо надменных слизеринцев Блэк смерил их испепеляющим взглядом и, не стесняясь что его услышат, обратился к Ремусу.
  - Смотри-ка как носы задирают, как бы в лужу не запахали… Впрочем, там им самое место.
   Хогсмид встретил гостей радушно, как всегда цветастыми витринами да товарами волшебными. Лелея давнюю мечту стать индейским вождем, Блэк в магазине письменных принадлежностей накупил себе перьев и тут же понаткал их себе в волосы. Сохраняя безумный вид и откровенно играя на публику, парень раскланялся, после чего потянул Люпина за рукав, увлекая в сторону общеизвестного паба «Три метлы».

+2

5

Осень становилась все отвратительнее и отвратительнее. Ная сидела на подоконнике в общей гостиной Когтеврана, и смотрела на дождь. Учебный год не так давно начался, а уже хочется поскорее теплой и солнечной погоды. Такая погода как сейчас навевала тоску и унынье. И почему всегда, когда хочется хорошую погоду наступает именно такая - гнетущая, и серая? - подумала про себя девушка.
С самого утра в Башне Когтеврана среди старшеклассников начиная с третьего курса было большое оживление, ведь сегодня будет вылазка в Хогсмид. Ная тоже старалась поддерживать общее настроение, хотя у нее это не слишком получалось. С утра она долго думала что надеть, и что сделать со своими не слишком послушными темными волосами. В результате чего покинула спальню одной из последних. Накинув на шею шарф и прихватив на всякий случай волшебную палочку, девочка вышла из спальни, а позже вместе с остальными когтевранцами и из гостиной. С одной стороны это было простое утро в школе Хогвартс. Выйдя из  замка Ная зашагала по направлению к Хогсмиду, весело переговариваясь с подругами по факультету. Общение - вот что может развеять хандру и поднять настроение. Вот и в этом случае стоило Анастасии поговорить с кем нибудь на какую - нибудь веселую тему, и утренней хандры как не бывало. Впереди как она могла понять шли Мародеры, которые редкий случай когда вели себя как простые мальчишки. Почему - то меня они всегда больше умиляют, чем веселят. - думала она про себя мельком наблюдая за Блэком. Тот рассказывал какую - то забавную историю. Девочка и половины не расслышала, да и не особо рвалась.
Хогсмид встретил школьников яркими витринами и необычными товарами. Девочка призадумалась куда пойти сначала? Хотелось в тепло, так как на улице еще продолжал накрапывать дождь. Немного подумав, Ная отправилась в "Сладкое королевство" - тепло кондитерской и запахи сладостей окутали ее со всех сторон. Купив несколько сахарных перьев и еще всего понемногу, Настя вместе с подругами вышла на улицу. Там они снова наткнулись на Люпина и Блэка. Тот уже где - то раздобыв перьев вообразил из себя индейца. Едва сдерживая смех, Ная поспешила за ребятами в "Три метлы". Такое зрелище любого даже самого невозмутимого человека привело бы в неописуемое веселье.

+1

6

Молодой волшебник поправил легкий шарф, который плотно облегал его шею. Он уже пятнадцать минут топтался на одном месте, изредка расхаживая из стороны в сторону. Иногда он останавливался, чтобы пихнуть кучку осыпавшейся листвы, рассматривал их цвета и форму, затем снова поднимал взгляд на главную дорогу. Сегодня он ждал здесь девушку, нет, не свою "подружку", но все-таки это было их первое свидание, значит надеяться есть на что. Он очень не хотел все испортить, пусть для него это не первый опыт, но с каждой новой девушкой все по-разному, как в первый раз.
Он мало что знал об Орле, а может наоборот, слишком много. Многое он мог слышать от школьных знакомых, но не имел никаких гарантий в подлинности этих сведений. Скорее всего, ему придется действовать на ощупь. Понемногу узнавать ее характер и интересы, искать общие точки соприкосновения.
Радовало одно, девушка дала свое согласие пойти с Чезом на свидание, а это уже о многом для него говорило. Некоторые просто стеснялись светиться вдвоем с парнями, другие считали его происхождение сомнительным, поэтому давали отказы. Он очень надеялся, что сегодня, сможет приложить все усилия, чтобы этот день прошел немного лучше. Орла дала согласие; не проигнорировала, не сказала что он идиот, не сказала, что он ей не подходит. Что послужило причиной парень не знал, да его это и не интересовало.
Он снова огляделся по сторонам. Волшебники и волшебница пересекали маленькие улочки, от магазина к магазину, из мелких заведений - обратно по своим домам и школьным спальням. Прохожие ловили шапки и разлетающиеся во все стороны мантии, обдуваемые холодным октябрьским ветром.
Он волновался, это было приятное волнение, предвкушение и осознание значимости сегодняшнего дня...

+1

7

Очередная неделя учебы закончилась успешно, до полнолуния оставалось еще несколько дней, а сегодня был выходной - что могло быть лучше? Наверное, если бы Ремус не чувствовал себя так, словно он бомба с замедленным действием, которая может взорваться в любое мгновение, мир был бы прекрасен. А пока его вполне можно было терпеть. Поход в Хогсмид - первый за шестой год обучения в Хогвартсе - мог бы скрасить сегодняшний день, если бы только Ремус мог отвлечься от своих ощущений. И он искренне пытался это сделать.
Утро этого дня было вполне обычным: пока Сириус изображал из себя рыцаря в простыне, Ремус, не тратя времени на игры с другом, умылся, отстояв перед этим своеобразную очередь в ванную, оделся, а потом улегся на кровать с книжкой в руке. Это был альманах последних достижений магического сообщества зельеваров. Легко понять, что именно он там искал. Но, к его глубочайшему сожалению, никто из великих зельеваров за последние 50 лет так и не нашел лекарства от ликантропии. Правда, некий Дамокл Белби поэкспериментировал с аконитом (видимо, не зря эту травку называли еще и "волчий корень") и создал зелье, способное помочь оборотню сохранить разум во время превращения. Отметив страницу с новым средством от болезни, Ремус пообещал себе, что обязательно сходит в ближайшее время к мадам Помфри и покажет ей это средство. Смущал его лишь рецепт - приготовление зелья было трудоемким и довольно сложным, кто возьмет на себя такой труд? Ремус сам этого делать не сможет - он всего лишь студент, причем в зельях не блистает, да и использовать лабораторию ему никто не позволит...
Угнетенный еще и этими мыслями, Люпин очень надеялся на жизнерадостного друга, который отвлечет его от забот. Тот болтал о какой-то чепухе, а-ля армия заколдованных ложек и Филч, заставляя фантазию Ремуса работать на полную катушку. "Армия заколдованных ложек? Уж лучше армия заколдованных вантузов... Бедный Филч, они его облепят и попытаются вытянуть из него все соки! Но Сириусу это лучше не говорить - вдруг и действительно устроит?.." В целеустремленность друга Люпин верил, он был уверен, что если Блэку что-то пришло в голову, он обязательно добьется своего и выполнит задуманное - именно так было с анимагией и любой девушкой, сдавшейся на милость Сириуса-победителя.
- Тогда мне наверняка придется валяться с ними в медпункте - заболеют же, изнеженные создания, - улыбнулся Ремус на слова Блэка. В отличии от друга, он шутил по-доброму, ничего плохого о слизеринцах не говоря, хоть и разделял точку зрения Мародеров насчет этих личностей.
Хогсмид, в который спешили ручейки студентов Хогвартса, был сегодня удивительно многолюден. Держатели магазинчиков, прознавшие о первом выходе "в свет" студентов, хорошенько подготовились: витрины ломились от товаров, привлекающих взгляды ребят. С удивлением Ремус увидел, что Сириус направился в магазин канцелярских принадлежностей, но увидев перья в голове друга, лишь посмеивался его очередной выходке.
"Три метлы" встретили гриффиндорцев теплом, уютом и кучей народа, уже набившегося внутрь. Заняв столик, который секунду назад освободили две когтевранки, Люпин скинул на стол вещи и пошел за пивом. Денег у него было немного, но сегодня Ремус был готов потратиться на излюбленный напиток. Вернувшись обратно к Сириусу и поставив перед ним кружку, он наконец поинтересовался:
- А где Джеймс и Питер? Неужели Хвост помогает Сохатому с выбором подарка для Лили?
Предположение было определенно неверным - Джеймс знал, что с Лили из всей их компании хорошо общается только Ремус, поэтому наверняка взял бы с собой его. Но чем черт не шутит?..

Отредактировано Ремус Люпин (2013-04-04 01:01:04)

+3

8

Не придирайтесь, я лошара =\

Where is my mind?

Лана стояла около дверей Хогвартса, кутаясь в осеннее пальто, которое ничуть не спасало от противного ветра и моросящего дождя. Девушке было очень холодно, но она терпеливо ждала. Потому что хотела наконец-то увидеть столь любимое лицо. У Оливии, в связи с приближающимся матчем, начались усиленные тренировки и они стали реже видеться, к сожалению обеих. Тех минут, которые обе с трудом могли выделить друг для друга, было катастрофически мало. Лана была погребена под кипой дел старосты, а Шервуд сразу после окончания занятий до вечера гонялась на метле. И одни и вторая просто выматывались. Блант очень соскучилась по своей взбалмошной подруге и до дрожи хотела ее поскорее увидеть, взять за руку, да много чего она хотела сделать, главное, чтобы хватило времени. Именно поэтому рыжая, как только узнала, что будет этот долгожданный поход в Хогсмид, сразу же позвала с собой Оливию. Она больше не могла довольствоваться минутами, она хотела хотя бы час. Час счастья, час радости, час вместе. Она очень хотела побыть наедине со своей девушкой, да и сама Лив была не против, согласилась же. И сейчас Лана стояла на холоде в ожидании своей лучшей половины, которая безбожно опаздывала. Руки окоченели даже под перчатками, а уши не спасала натянутая донельзя шапка, еще чуть-чуть и можно будет спокойно отломать. Помотав головой, отгоняя неприятную картину, Блант посмотрела на часы и тяжело вздохнула, пообещав про себя, что обязательно отвесит этой наглой морде хороший подзатыльник, а потом заставит отпаивать чаем и греть замерзшие ладошки. Лана любила Оливию. Многие могут думать, что это неправильно, отвратительно, да и какая любовь в шестнадцать лет? Ей было глубоко наплевать на мнение окружающих, а благодаря одному белобрысому другу, она полностью уверилась в том, что это правильно, в том, что здесь нет ничего плохого, в том, что это естественно. Она уверилась в этом еще и потому, что переживали она это все не одна. И сейчас, почти спустя год, девушка была твердо уверена в своих чувствах, хотя прежде никогда не говорила ей этого. Лана говорила лишь о том, что ей уютно вместе с Олив, хорошо и комфортно, уж слишком громкие это были слова. «Я люблю тебя.» - всего три слова, но как они будоражат, как тяжело они даются. Кажется, что вот он, тот самый момент, и ты стоишь будто истукан, не можешь вымолвить и слова. Сегодня же Блант решила, что настал момент, когда это можно и нужно сказать. Она долго готовилась к этому моменту, репетировала перед зеркалом и представляла реакцию Шервуд, но та была слишком непредсказуемой, поэтому получалось плохо. Особенно страшно было представлять, что будет, если ее отвергнут или ее чувства не примут, но это казалось абсурдом, ведь первой, кто сделал шаг навстречу, была именно гриффиндорка. Сама Лана никогда бы не смогла набраться решимости и признаться в своих чувствах так легко, как сделала это Оливия, хотя, после того, как они начали встречаться, Блант все же выпытала кое-что у нее и смогла понять, что далось это ей не так легко, как изначально она представляла. Рыжая хотела, чтобы этот день стал особенным для них обеих и поэтому хотела поскорее отметиться перед преподавателями и убежать туда, где они смогут остаться одни. И для начала девушка решила заинтриговать свою любопытную девушку. Когда Шервуд придет, Лана помнется и скажет что-нибудь из серии «Нам нужно поговорить», а потом, как ни в чем не бывало, переведет тему. Хотя, если подумать об этом еще, станет ясно, что все может закончиться очень плохо. Такие моменты иногда открывают правду, которую знать бы не хотелось или провоцируют ссору на пустом месте, поэтому стоит подводить осторожно, мягко и нежно. Лана знала, что у Олив горячий нрав, и она не терпит недомолвок, но так хотелось ее хоть чуточку помучить, так хотелось, чтобы она всю дорогу дергала и просила рассказать, а Блант бы постоянно отходила от ответа, чем еще больше бы бесила гриффиндорку. Девушка улыбнулась своим мыслям и поправила шарф, подаренный на Рождество Оливией. Она его любила, хоть тот и был тонковат, но был самым любимым. И он был слишком длинным, таким длинным, что Лана часто спотыкалась об него, если неправильно надевала. Однако плюс шарфа был в том, что его с лихвой хватило бы на двоих. Кажется, Шервуд, когда дарила его, что-то замышляла. Ну или просто у нее плохой глазомер. Усмехнувшись, девушка уткнулась носом в мягкий шарф и вдохнула его запах. Такой родной и любимый. Он пах как-то по-особенному, пах уютом и теплом. Она вообще была помешана на запахах. Прищурившись, Лана огляделась и увидела знакомую макушку, которая особенно быстро передвигая ногами, направлялась в ее сторону. Рыжая не смогла сдержать счастливой улыбки и, склонив голову вбок, просто смотрела на приближающуюся фигуру. И уже стало абсолютно наплевать, что Шервуд опоздала, а она тут почти окоченела, захотелось крепко обнять ее и никуда не отпускать. Подошедшая Оливия виновато опустила голову и шаркнула ножкой, тихо бубня глупые извинения за опоздание и объяснения. Лана пропустила их мимо ушей, сделав шаг к гриффиндорке и, наконец-таки, крепко обняв ее. Вокруг ни души. Только они, только ее тепло, только ее запах, который Блант ни с чем не перепутает. Это был самый приятный запах, который когда-либо вдыхала рейвенкловка. Девушка крепко обнимала  Шервуд, прижимаясь к ней всем телом, она очень соскучилась по ней и сейчас они смогут побыть вместе, и Лана признается в своих чувствах. Мягко улыбнувшись, рыжая взглянула в карие глаза и зубами сняла перчатку с руки. Завороженно глядя на любимое лицо, Лана коснулась холодными кончиками пальцев щеки девушки, от чего та вздрогнула. Не сдержавшись, слишком долго терпела, Блант мягко поцеловала Оливию, на что та отреагировала незамедлительно, и нежный поцелуй постепенно перерастал в более страстный. Возможно, так они выражали то, чувство, о котором так боялась сказать вслух рыжая. Прервав поцелуй, который мог перерасти в то, что в планы Ланы не входило, она прижалась губами ко лбу Шервуд и тихо прошептала:
- Ты даже и представить себе не можешь, как я рада тебя видеть, Лив, - слова были лишними, но ей очень хотелось хоть что-нибудь сказать. Просто так, чтобы услышать свой голос, чтобы услышать ее шепот в ответ. Сделав шаг назад, Блант чуть улыбнулась и протянула ладошку гриффиндорке. «Главное не ляпнуть лишнего.» - подумала девушка, когда Оливия, наконец, взяла ее за руку. И теперь, как обычно, ведомой стала Лана, потому что Шервуд потянула ее к Хогсмиду. Вздохнув и набравшись сил, рыжая произнесла:
- Оливия, нам нужно поговорить, - голос чуть дрожал, но рейвенкловка старалась придать ему уверенности, - только ты не пугайся, все хорошо. Просто мне нужно тебе кое-что сказать, - залившись привычным румянцем, пробормотала она, опустив голову и продолжая идти за девушкой. «Первая часть плана выполнена.»

+6

9

Положив очки в футляр, Минерва произнесла:
- Входите, - дверь открылась и в кабинет профессора вошел Филч. - Ах, это вы, мистер Филч, что Вас привело ко мне? - женщина встала из-за стола и стала одевать пальто. На дворе было прохладно, как для октября, а сейчас особенно, ведь погода начала портиться уже как неделю. Воздух начинал нагреваться и становиться тяжелым. Все предвещало, что в скором времени пустится дождь. Ничего плохого в этом не было, просто некоторое время придется посидеть в пабе "Три метлы". Хотя там есть Розмерта и с ней Минерва может поболтать в отдельной комнате, где никто не будет слушать. Ведь иногда хочется просто побеседовать как человек, а не преподаватель.
- Профессор, списки тех, кто идет в Хогсмид у Вас, - Филч держал на руках свою старую кошку. Минерва не помнила уже какая эта кошка была когда-то. Может и была пушистой или гладкошерстой, хотя сейчас она напоминала больную и облезлую. Удивляла преданность этой кошки к Филчу. Как он ее научил помогать себе в том, чтобы ловить студентов на различных шалостях? Миссис Норис сейчас больше всего напоминала сторожевую собаку.
- Да, конечно, сейчас выдам Вам списки, - Минерва порылась у себя в куче пергаментов и достала тот, что ей сейчас был нужен. Раскрыла его, посмотрела на него и снова закрыв, отдала его мистеру Филчу.
Во дворе уже собрались студенты. Минерва опять напомнила им о правилах поведения в Хогсмиде, что это привилегия и она может снятся с них за ту или иную шалость, в зависимости от ее тяжести. Мистер Филч осмотрел каждого студента на предмет выноса запрещенных предметов их Хогварста (Лучше бы он следил за тем, что сюда приносят, а не выносят) и кивнув головой, показывая, что все в порядке и идти можно.
Хогсмид — маленькая деревушка, расположенная недалеко от Хогвартса, единственная деревушка в Англии, где совершенно нет маглов. Минерва помнила как она впервые сюда пришла. Это был маленький мир, где волшебство переполняло каждый метр этой деревни. Так, как она была сама из семьи, где отец был маггл и мать старалась скрыть тот факт, что она волшебница, то детей растили они как обычных людей. Поэтому, когда на третьем курсе был первый поход в Хогсмид, Минерва радовалась как ребенок, что получил конфету. И сейчас, когда она каждый раз приходит в эту деревню, ее одолевает чувство радости и сладких воспоминаний.
Проследив взглядом за своими студентами, что прошли в магазин канцелярских принадлежностей, Минерва направилась в "Три метлы".

+1

10

Обыкновенное серое утро в замке. Обыкновенная кровать под балдахином. Ветер, который, не смотря на все меры безопасности, казалось бы буквально поселился в спальне,  прохладной рукой медленно приподнимал балдахин, пробегал мурашками по спине и зарывался в без того непослушных волосах молодого  человека. Гарри еще мирно спал. Что ему снилось, и снилось ли вообще, останется  для нас абсолютной загадкой, только время от времени, молодой преподаватель  морщил нос, тревожно касался рукой лба и едва слышно вскрикивал.  В  очередной виток неведомого сновидения, преподаватель рванулся чуть сильнее  прежнего, и с грохотом повалился на каменистый пол своей комнаты.  Довольно  резко вспомнив про себя многострадальные штаны некогда великого мага, профессор Престон поднялся на  ноги и привычным жестом нащупал на полочке свои очки.
Размытый ранее мир стал приобретать четкие очертания. Вместе с тем в память возвращались все приятные, малоприятные и неприятные вовсе события его пребывания в старом, но и новом для него мире, где все еще Гарри ощущал себя чужаком. Вместе с ощущениями вернулось осознание времени и пространства. Сегодня интереснейший день. Его первый поход в Хогсмид в этом  мире. Как странно идти туда вот так. В непривычной для себя роли профессора.
Быстро одевшись и приведя себя в порядок¸ Поттер направился в сторону выхода из школы. Всего каких-то 17 лет тому вперед, молодой мальчик в очках будет упрашивать все ту же суровую женщину в очках, пропустить его в деревню и получит отказ. Все те же 17 лет тому вперед, он, затаившись под мантией отца, постарается самостоятельно проникнуть в заветный Хогсмид и получит самый замечательный подарок от братьев Уизли.
Машинально сжав в кармане карту, Гарри слабо и счастливо улыбнулся. И позже, все в том же году в Хогсмиде он подслушает правду о родителях. Узнает о Сириусе….
Мысли ушли несколько вперед и сердце юноши больно защемило…. Он был на территории Хогсмида. Именно на этом самом месте, 14 лет тому вперед он и Альбус увидят над замком метку… Рука сжалась в кулак. Не хотелось стоять здесь, быть  здесь. Как будто это место опаляло огнем. Годом позже, он появится здесь с Гермионой и Роном, и будет заганан в ловушку, спасен Аберфортом… Ему есть что вспомнить….
Завернувшись в мантию плотнее, Гарри направился по извилистой дорожке вникуда. Просто чтобы не стоять на месте. Куда ему идти и зачем было все равно. Хотя нет, наверное он обманывал сюда. Зеленые глаза искали повсюду другие зеленые глаза.  Он хотел видеть мать, хотел зать что с ней все в порядке. Ее нужно было оберегать и защищать. Нет, отца он хотел видеть не меньше, но неприятности и Поттер это слова синонимы для школы. И скорее уж школу нужно защищать от Поттера, и следить дабы он ничего не натворил.
Улыбка бесконечной радости осветила лицо юноши и шагать стало несколько веселее

+2

11

Я шла вперед, чуть наклонившись и постоянно заправляя упрямо лезшие в глаза волосы. Ветер нещадно трепал их, выкручивал, и я отплевывалась от них, злилась, что ничего не вижу, что даже в рот уже лезут назойливые пряди. Наверное, мне стоило собрать их в хвост. Или вообще хоть как-то позаботиться о своем внешнем виде... Передернув плечами, я попыталась заглушить это чувство в груди. Сожаление. Да, я сожалею, что не сделала того, что является обязательным ритуалом для каждой девушки перед первым свиданием. Я видела, как собираются однокурсницы - долгими часами подбирают наряд, примеривая то одну вещицу, то другую; крутятся перед зеркалом в раздумьях, какая из юбок покажет их фигуру красивее, и еще дольше подбирают под неё кофту. Я чувствую себя неправильной. Ущербной. Мало того, что я вспомнила об этом свидании только сегодня утром, так даже не успела ничего сделать с собой. Что-то подсказывало мне, что во всей этой ситуации было что-то неправильное, ложное. Я не знаю, отчего вообще согласилась. Обычно свидания предполагают наличие хотя бы с одной стороны каких-то романтических чувств. Я даже фыркнула - мысль была до странности смешной. Нет, я абсолютно точно не влюблена в него. Я вообще не помню, обращала ли на Чезаре хоть немного внимания до того дня, как он позвал меня. Кажется, играет в квиддич. Пуффендуец. На курс младше. Что я делаю?..
Я повернула за угол дома и облегченно вздохнула - ветер перестал дуть так сильно. Поглядела в витрину - на меня настороженно сверкала гигантскими глазищами худая фигурка в черном с лохматой головой. Еще один легкий порыв заставил полы длинной юбки по-птичьи взметнутся вверх, забиться у ног, открывая худые лодыжки. Я вздохнула и попыталась пригладить волосы хоть чуть-чуть. Не вышло. Приблизила свое лицо к витрине, разглядывая бледное отражение  посреди мармелада, вафель и других сладостей, красиво разложенных на виду. Чаще всего большие глаза смотрятся красиво, но почему именно на моем лице это выглядит жутко?.. Поправила куртку. Зарылась носом в огромный серый шарф-хомут... Интересно, что должна чувствовать девушка в такой момент? Радость? Предвкушение?
Я оторвала взгляд от горки драже в большой стеклянной миске, стоявшей прямо у меня перед носом; мелкие яркие конфетки разбегались тараканами, мешались в моих глазах, как фейерверки. Зыпустив руку в огромный карман куртки, я нашупала там часы и вытянула их за цепочку. Осталось три минуты... Опаздывать нехорошо, а я уже почти опоздала; заправив за ухо непослушную прядь, бесцеремонно засунув обратно в карман часы - цепочка осталась торчать наружу - я широким шагом направилась вперед по улице. Прохожие кругом смешно наклонялись вперед, хватаясь за свои шляпы и шарфы; ветер дул мне в спину. Неожиданно стало как-то легко, будто камень упал откуда-то с плеч. Еще секунду назад мне было очень тяжело, казалось глупым, что я вообще согласилась. Серое октябрьское небо давило, и казалось, что оно вот-вот упадет с цепей, придавит всех нас, бетонное, и расплющит. Глупости, конечно.
Дорогу мне перебежала какая-то очаровательной наружности студенточка; я проводила её взглядом, поймав себя на том, что сетую. Иногда мне до жути хочется быть абсолютно такой же, как все, причем не примечательной ученицей, посредственной девушкой, которую никто не выделяет из толпы таких же дурочек. Я слишком поздно заметила на дороге лужу и наступила ботинком на край её, словно хотела удержать уползающее насекомое. Лужа - это небо. Я наступила на небо.  Мечтательно улыбаясь, я прошлепала дальше, разбрызгивая в стороны осколки серых туч.
Впереди маячил какой-то силуэт. Я прищурилась немножко - кажется, это Чезаре. Он нетерпеливо расхаживал из стороны в сторону, ковырял носком ботинка землю... И тогда мне стало стыдно, будто бы я обманула его своим согласием. Он наверняка надеется на что-то... Иначе бы не стал звать, верно? А я согласилась просто так. Потому, что не выдержала бы еще одного серого хогсмидского выходного в одиночестве. Вцепилась в это приглашение, как утопающая, в слепой надежде разнообразить свою жизнь. Быть может, корить себя еще рано, и пуффендуец еще может оказаться приятным человеком; однако мне с самого начала нельзя было врать и давать какие-то ложные надежды. Я нахмурилась и, укусив себя за нижнюю губу, твердым шагом направилась к парню. Надо сказать ему, что я... что я что? Что я пошла только потому, что не хотела быть одна?  Это так малодушно. И это обидит его. Нет, нельзя. Я подошла к Чезаре со спины; он задумался о чем-то и не замечал меня. Нет, мне не хватит сил сознаться. Пускай будет, что будет. Может, я сама не права. Может, я сама в себе не разобралась. Как сложно.
- Холодно сегодня, правда? - я чуть улыбнулась и неловко приобняла себя руками, вцепившись покрасневшими от холода пальцами в широкие рукава. Было немножко неловко... Надо было хотя бы поздороваться. Глядя на Чезаре с каким-то мечтательно-мутным выражением, я внезапно подумала, что, кажется, зря шлепала по лужам. Ботинки промокли. Как глупо.

+3

12

Осень в полной мере встретила в свои права, и начавшийся всего пару месяцев назад учебный год уже казался бесконечной рутиной. Не добавляла радости и погода.  огромные  серые тучи то и дело цеплялись за шпили башен Хогвартса,  пряча от студентов последние солнечные лучи. Воздух был влажным и холодным из за моросящего дождя, превращающего дорожки в слякоть.
Однако в это утро не взирая на слякоть и унылый пейзаж ха окном почти все в школе проснулись в приподнятом настроении, не была исключением и Ребека.
Предстоящий поход в Хогсмидл должен был хоть как то развеять руину последних дней, кода с очередной лекции приходилось бежать на тренировку где их порой держали до вечера. Впрочем каждый в команде хотел победить в предстоящем матче с Хаффлпафф, так что никто не жаловался. Но так или иначе тренировки выматывали.
Однако в это утро Грииффиндорка проснулась бодрой и отдохнувший. она быстро привела себя в порядок и поспешила разбудить ещё спавших подруг.
- Так Эванс не вздумай брать с собой книги мы идём веселиться! И да... покупать книги мы тоже не будем! В кои то веки позволь себе расслабиться!
Ребека строго взглянула на рыжую сокурсницу, а зтем подмигнула остальным.
- Проследите за ней девочки я на вас надеюсь!
С этими словами она поспешила в совятню чтобы отправить письма бабушке, а затем спустилась в большой зал. Кружка горячего чая и пара тостов, предали ей сил. У Мур был на вечер грандиозные планы, да и команда по Квииидичу  кажется что-то затевала. Короче в этот раз в Хогсмиде должна была состояться небывалая гулянка.
У Ребеки уже было всё запасено в сумке. Она отыскала Лили которая как староста вечно была занята и дёрнула её за рукав.
- Не вздумай от меня улизнуть жду тебя у входа в Хогвартс. Если вздумаешь пойти туда с Поттером подай знак, тогда я оставлю тебя в покое...Может быть!
Рассмеявшись над взглядом Лили Ребека поспешила прочь, пока Эванс не запустила в неё редким проклятьем....

+1

13

Он не видел знакомого силуэта, не услышал приближающихся шагов. Все было настолько размыто из-за шума, что он сперва и не понял, что женский голос обратился к нему. Обернувшись, Чез встретился глазами с девушкой, которой предстояло стать ему спутницей на сегодняшний день. Он не смог сдержать оценивающего взгляда, непроизвольно осмотрел ее с макушки, до самых ног, отметив, что совершенно не похоже, будто бы слизеринка действительно направлялась именно на романтическую прогулку. Объяснений сего могло быть несколько: Орла совершенно в нем не заинтересована, поэтому не старается произвести впечатление; слухи о девушке верны, она с действительно с причудами, поэтому считает, что такой вид самое оно, для соблазнения противоположного пола ( если она знает что это такое ); и наконец, она спокойной и достаточно по-взрослому отнеслась к его приглашению, решила не перегибать палку с вечными обычаями, и штучками, которыми юные девушки орудуют при первых попытках близкого знакомства с парнями. Хоть пуффендуец и не отличался гениальностью или острым умом, все-таки ему хватило извилин не делать преждевременных выводов. Напротив, его позабавило, что спутница была именно такой, сумбурной, непредсказуемой, а главное - необычной, это очень ему подходило. Ведь рядом с ним должна быть заметная девушка, и плевать в каком именно свете будет проявляться эта необыкновенность.
- Еще бы, а ветер только усиливается. Скоро начнется дождь, мы не должны торчать на улице. - направив взгляд вверх, парень увидел затянутое тучами небо, они были почти что черные, обещая поистине разрушительный ливень. - Ах да, привет. - он мягко улыбнулся, ни наиграно, ни вызывающе, нет, самая обыкновенная дружелюбная улыбка.
Возможно здесь следовало бы влепить еще какой-нибудь комплимент, вроде "отлично выглядишь", но юноша решил сделать ставку все-таки на свободное, открытое поведение, без вазелиновой изворотливости.
Интересно, ей нравятся места, где обычно собирается все школьное движения, где много народу и все видят друг друга? Скорее нет, хотя, может она очень застенчива, поэтому избегает их, но на самом деле очень хочет побыть с кем-нибудь именно там. Черт, а может она меня пошлет, если я ее потащу не туда, скажет что я полный кретин и совсем не понимаю что надо девушкам... Что же ей понравится?
Чез старался соображать очень быстро, стоять вот так, посреди улицы, не зная что делать дальше, было бы чрезмерной глупостью, даже для него. В конце концов, волшебник пришел к выводу, что почти ничего не знает о девушке и самым правильным будет спросить об этом у нее, куда же она хотела бы сходить.
- Куда бы ты хотела пойти? Сейчас, почти везде, очень много народу...
Тут до Вилингема дошел еще один нюанс дня, который он заранее не обдумал, точнее не мог обдумать, по причине плохой осведомленности. Стоит ли ему взять девушку за руку, когда они направятся куда-то? Ужасная ситуация, он понятия не имеет как она в таком случае отреагирует. Решил, если она спрячет руки или будет держать их слишком близко к себе, то и цепляться не стоит.

Отредактировано Чезаре Вилингем (2013-04-06 18:24:40)

+3

14

В начале Лили совсем не собиралась идти в Хогсмид. У нее было достаточно дел и в Хогвартсе, и отсутствие большей половины сокурсников давало шанс спокойно все эти дела сделать. Никакого шума, постороннего вмешательства и вообще снующих туда-сюда людей. Вернее, меньшее их количество. Лили ждала этот день, даже составила список покупок для подруги, чтобы та все необходимое купила вместо нее. Но стоило ей увидеть сборы великолепной четверки, как планы Лили резко изменились. Она же прекрасно знала, что с ними опять что-то случится, а следовательно, она должна быть рядом. Может, ей удастся хоть немного усмирить их пыл, или уберечь от совсем уж страшных неприятностей. В конечном счете, староста она или нет?!
Быстро накинув мантию, девушка сунула палочку во внутренний карман и направилась за шумной компанией. Ее на полпути поймала Ребекка. Отвертеться теперь точно не получится, но чтобы пойти с Поттером?! Ну уж нет…Она за ними всеми только присматривает, не выделяя кого-то особо. Иначе Джеймс может подумать, что она бегает за ним, а становиться одной из десятка других она точно не намеревалась.
Задумавшись, Лили опомнилась только когда студенты, шумно галдя, направились в путь. Быстро спохватившись, девушка побежала за ними. Только она все равно отстала, а потому плелась где-то в хвосте, среди студентов Рейвенкло. Весьма неплохая компания, Лили даже умудрилась забыть на время о своей истинной цели и разговорилась с одной студенткой. Они говорили об уроках, заданиях, о том, что некоторые учителя слишком снисходительны к прогульщикам, да и вообще стоило бы придумать новые наказания для провинившихся. Однако стоило разговору зайти о мистере Престоне, как Лили увидела в толпе Ребекку. Она совсем забыла, что должна была подождать подругу, а потому виновато улыбнулась собеседнице и не менее виновато посмотрела на Бекку, оказавшись рядом с ней.
- Прости, сегодня я рассеянная немного. У тебя какие-то особые планы на день? Или ты идешь просто так, за компанию? У меня тут список покупок небольшой…Нет-нет, не смотри так на меня, там нет книг, честно. Просто некоторые мелочи…
И вот он, Хогсмид. Уютный и милый, он представал перед своими посетителями этакой деревушкой, однако здесь было все самое необходимое и даже с излишком. Лили хотела было свернуть на торговую улочку, но увидела, как Ремус и Ко свернул в «Дырявый котел».
- Ну уж нет…Без присмотра не оставлю.
- Слушай…я знаю, что обещала не убегать от тебя сегодня, но у меня к тебе поручение важное. Можешь присмотреть за Великолепной Четверкой? Я сбегаю в пару магазинов и вернусь через минут десять. Заодно может чего-нибудь вкусного прикуплю.
Обворожительно улыбнувшись, Лили легонько хлопнула подругу по плечу и умчалась, пока та не стала ворчать. Все же, развлечение развлечением, а дела нужно было выполнить. И вот идя по улочкам, Лили заметила высокую фигуру профессора Престона.
Он нравился Лили, но не как нравятся молодые профессоры влюбчивым девочкам, а как-то особенно. Он казался очень приятным человеком, очень верным.
- Должно быть, он замечательный друг, - подумалось Лили и она направилась к нему.
Видеть ее профессор не мог заранее, так как шел к ней спиной, а потому, догнав мистера Престона, Лили сровнялась с ним и радушно улыбнулась.
- Здравствуйте! Вы тоже за покупками вышли, мистер Престон? – продолжая улыбаться, заговорила она. – Я еле отбилась от сокурсников. Они против моих дел, считают, что эти выходы только для отдыха предназначены, а я считаю, что отдохнуть можно и в Хогвартсе, а здесь самое время делать что-то нужное.
Почему-то в голову лезла всякая ерунда, о которой с профессорами обычно не говорят. Потому Лили постаралась перевести тему на что-то более учебное.
- Скажите, а Вы можете со мной дополнительно позаниматься? Мне кажется, что я неправильно запомнила заклинание с последнего урока. Боюсь, что теория тут бессильна. Раньше со мной друг тренировался, но мы…- она запнулась и как-то едва заметно погрустнела. – Мы перестали общаться, так что я бы очень хотела вашей помощи…Если Вам не трудно, конечно. И если я могу просить об этом Вас.
Навязываться она точно не хотела, но заклинание и правда нужно было отточить на практике, а Северус больше не мог быть помощником в этом деле.
- А обещала не вспоминать его…Слабачка, что тут скажешь.

+

Торговая площадь

Отредактировано Лили Эванс (2013-04-12 20:50:07)

+4

15

Удостоверившись что Люпин отбежал на достаточное расстояние в стремлении купить сливочного пива, Блэк подгреб наваленные на стол вещи к себе поближе, так, чтобы все видеть, но при желании иметь возможность скрыться за нагромождением. Через столик от гриффиндорца сидела весьма довольная жизнью компания знакомых слизеринцев, с которыми у Сириуса были давние счеты, да и вообще, это было похоже на длительную холодную войну в ходе которой обе из сторон скрыто, дабы не навлечь на себя внимание преподавателей, чинили друг другу всяческие препятствия. Конечно сейчас очень хотелось открыто подойти и помочь окунуться кому-то из «зеленых» в тарелку салата, однако, как мы помним, истина Макгонагалл где-то рядом, а значит нужно быть осторожным. Гриффиндорец не мог так просто из собственного эгоизма взять да и снять со своего факультета часть баллов, которую заработали его друзья, нет, это было бы неуважением к их зубрежке. Но есть же масса других способов… На хитром лице парня появилась не столько улыбка, сколько оскал. Как истинный неуловимый мститель, достойный ордена за свою выдающуюся неуловимость, Блэк пристроил поверх вещей свою записную книжку, предварительно вырвав из нее несколько листов, затем скомкал эти самые листы и один за другим, щелчками пальцев, устремил импровизированные снаряды в увлеченно перешептывающихся слизеринцев. Как только последние осознали что происходит что-то не то, ибо одному снаряд попал в лоб, другому в суп, Блэк закрыл себе рот ладонью чтобы не захохотать на все заведение и пригнулся так, что даже его черноволосой макушки не было видно. Оглядевшись по сторонам и бросив пару гневных словечек, слизеринцы выловили бумагу из супа и продолжили заговорщицки шептаться. В проходе между столами с подносом полным еды замаячили пуффендуйцы. Через некоторое время над кучей вещей на столе сверкнули два хищных глаза. Для закрепления  эффекта Сириус решил повторить процедуру, однако, волей случая вслед за снарядами улетел и блокнот, а это портило все дело. Вот палево! Если найдут и полистают, сразу станет ясно кто хозяин, чего никак нельзя допустить… Сейчас Сириус благодарил судьбу за свои длинные ноги, парень придвинул стул поближе к цели и, делая вид что разглядывает барную стойку, носком ботинка стал придвигать неудачно улетевший объект. После благополучно проведенной операции Блэк кокетливо помахал рукой какому-то наблюдавшему за действом когтевранцу, последний смутился странному жесту и отвернулся, чего, собственно, и добивался Сириус. Враги в замешательстве, свидетели ликвидированы. Вернувшись, Люпин застал приятеля с довольным выражением на лице.
  - Сливочное пиво… Хорошо, но мало. Ты бы хоть у меня денег взял, мне для друзей ничего не жалко, однако, зная какой ты у нас гордый бессеребренник, придется самому пойти и купить.
  На столике стояла небольшая вазочка с цветами, видимо для уюта. Блэк выудил ромашку, подмигнул Ремусу и направился к хозяйке заведения на переговоры. Через некоторое время Бродяга вернулся с полным подносом всяческих яств.
  - Учись пока я жив! Хорошо когда имеешь дело с «хозяйкой», а не «хозяином», последнему уж никак не удалось бы понравиться. Нам даже скидку сделали. На этих словах Сириус смешно подвигал бровями и с замиранием сердца стал разворачивать бумажный пакет, в котором лежала еще теплая выпечка. Какой аромат. Ты только понюхай! Нет, понюхай… Гриффиндорец сунул съестное под нос Люпину и блаженно улыбнулся. Вот увидишь, как поешь, сразу станешь веселым и довольным. Не думай о предстоящих днях, Визжащая хижина стоит незыблема, а друзья-Мародеры всегда тебе помогут пережить сложные моменты этой суровой жизни. Для того и нужны друзья, не дрейфь. Последняя фраза была сказана тихо, дабы не посвящать посторонних в свои секреты. Блэк утешающее похлопал товарища по спине и принялся за еду.
- А где Джеймс и Питер? Неужели Хвост помогает Сохатому с выбором подарка для Лили?
- Без понятия вообще, но я уверен, что Джейми задумал очередную аферу, о которой мы скоро с тобой узнаем. Что касается Лили, то ее отсутствие поблизости это большая удача, потому что какой бы славной она не была, но постоянно занудствует в то время как мы должны развлекаться. Подозреваю, в будущем она станет такой же как профессор Макго, вот Джеймсу-то с женой повезло. Блэк молитвенно сложил ладони, всем видом показывая как он рад за молодых, после чего вальяжно закинул ногу на ногу и с напускным аристократизмом отпил сливочного пива.
  - Ох Луни, не просто быть дамским негодником, вернее, угодником… Зная что в данный момент на него смотрят когтевранские студентки, Блэк стал еще пафоснее, аристократизм же попер с большей силой. Как выбрать из стайки красоток? Все они смотрят с надеждой, ожидая малейшего проявления внимания. Быть или не быть?! Сириус одной ногой встал на стул, вытянув при этом правую руку куда-то вперед. Позволить ли разбиться неопытному сердцу иль словно хЫщник здесь слово звучит намеренно неправильно растерзать жертву, попавшуюся на приманку любовных чар?
  Удостоверившись что большая часть женского населения с придыханием воззрилась на миниспектакль, Сириус утер платком несуществующую слезу, затем показал фокус с исчезновением этого самого платка и его материализацией за ухом у Люпина.

Положение на карте

"Три метлы", с Люпином за одним столом

Отредактировано Сириус Блэк (2013-04-12 18:46:33)

+4

16

Я стояла и задумчиво разглядывала пуговицы на куртке у Чезаре. Они были металлические, круглые, выкрашенные под золото, и в них множество моих отражений расползалось темными червячками. Я наклоняла голову - и темный силуэта  пуговице изгибался в ту же сторону. Казалось, штук десять маленьким Орл тянутся за мной, как за магнитом, в кругляшках золота, где такими же забавными гусеницами отражались люди, небо, дорога и лужи. Взгляд зацепился за длинный шарф; я пробежалась глазами по вязаной ленте и улыбчиво взглянула в глаза парню. Я не улыбалась, однако во взгляде искрилось шампанское. Некоторые думают, что улыбаться глазами невозможно. Я умею. Правда.
Разумеется, мимо меня не прошел этот изучающий взгляд, которым Чезаре окинул меня; чуть поджав губы, я сделала вид, что не заметила этого. А чего он ожидал? Я не изменю своим принципам и вкусу, даже если пойду на свидание с английской королевой. Мне комфортно в этой длинной юбке и, пожалуй, слишком мешковатой куртке; он знал, кого звал; если бы он желал видеть здесь не меня - то и пригласил бы другую. Говоря проще, я решила не заморачиваться по поводу оценки Вилингемом моего внешнего вида. Я не из тех, что визжат и прыгают от радости, купив себе новую кофту, и уж точно никогда не буду торчать у зеркала дольше шести минут, необходимых для того, чтобы расчесать волосы и поправить съехавшую юбку. Пожалуй, если бы я хоть раз отдала себя в руки продавщицам в Косом переулке или даже в любом маггловском бутике, куда отец пытался меня затащить, то выглядела бы намного красивее по меркам других людей. Но так ли важно быть красивой для кого-то? Почему девушки всего мира обязаны тратить кучу денег и часов для того, чтобы совершенно ненужные, скучные, незнакомые люди считали их красивыми? По-моему, глупость полнейшая. Одежда создана для того, чтобы было тепло и можно было выразить себя максимально понятно для окружающих. Я чувствую себя так, какая есть - в старомодных ботинках на толстой подошве, длинной темной юбке и огромной куртке болотного цвета, из кармана которой свисает посеребренная цепочка часов. Вы можете думать обо мне все, что угодно, однако это не заставит меня сменить стиль. Хотя сейчас, под этим изучающим взглядом, я внутренне немного съежилась и пожалела на секундочку о том, что на мне не изящное пальтишко, а эта старая родная куртка, и что юбка до лодыжек, а не до колен, и что на шею намотан широкий серый шарф, связанный мной летом, а не бестолковая, но красивая тряпочка от какого-нибудь дизайнера. Браво, Чезаре! Ты первый человек, который заставил меня на секунду усомниться в себе. Я бы похлопала, но, увы, недосуг. Наверно, ему неприятно будет идти со мной... Я удержала на лице спокойное выражение, хотя хотела нахмуриться. Наверно, стоило надеть новую курточку, которую подарил отец. Она хотя бы современная и, наверно, подошла бы случаю больше, чем эта.
Я абсолютно неправильная девушка.
- Лучше бы гроза, - я подняла глаза к небу и широко улыбнулась тучам. - Гроза - это драка небес. Небеса дерутся друг с другом, рвут свои шкуры, и кровь каплет на нас дождем; гром - рычание, а молнии - блеск их глаз, - я вновь взглянула парню в глаза. Кажется, он не ожидал от меня таких слов в ответ на просто размышление о погоде. - Да, пожалуй, лучше пойти в дом, - согласилась я под конец, отходя от лужи подальше и вернув лицу нормальное выражение, стерев безжалостно ту безумную мечтательность, которая печатью лежала на моих щеках во время монолога. То было мгновение, словно осветившее меня изнутри. Когда я говорила о грозе и дожде, казалось, что я забыла о том. кто я, где я и почему; просто поделилась своей мыслью, которая пришла так быстро и спонтанно, и теперь поняла, что, наверное, я рассказала это не тому человеку. Правда, мысль о том, что Чезаре меня не поймет, ушла так же быстро, как и появилась. Какая разница? Скоро дождь, а у меня ноги промокли.
И тут парень разродился предложением пойти куда-нибудь. Я немножко фыркнула - ну конечно, не будем же мы тут стоять посреди дороги все время. Настроение было хорошее. Я вспомнила про разноцветные конфетки в витрине соседней улицы, а потом - про восхитительную пастилу, которая лежала горкой около той миски. Однако ему неинтересно будет в "Сладком Королевстве". - Мне все равно. Куда угодно, только не к мадам Паддифут, - серьезно ответила я, чуть поморщившись. В эту обитель сердечек и розовых слюней я не пойду ни за что.

+2

17

Пост за ПС - Амикуса Кэрроу

Амикус шел за Беллой по коридору. В глазах кровавый блеск, ведь через несколько часов, а может и меньше они пойдут на дело, которое им поручил Темный Владыка. Сказать, что Амикус не рад этому - это просто промолчать. Ведь его давно уже никуда не посылали и все из-за того, что в последний раз он чуть было не спалился. Ну и что, что ему попался на пути работник Министерства? Ну была драка. Ну на одного мага полукровку стало меньше. И из-за чего поднимать такой шум и гам? Сначала он получил нагоняй от сестры, потом еще Беллатрикс поиздевалась, Долохов лишь криво улыбался, а потом... Боль. Боль во всем теле. Она была похожа на то, словно тебе ломает кости, но ты знаешь, что цел. Словно с тебя сдирают кожу, но ты видишь, что с ней все в порядке. Это всего лишь игры разума. И Темный Лорд знает за какую ниточку надо потянуть, чтобы сломить человека. Такой ниточкой стала Алекто.
Амикус давно привык к боли и Лорд это знал. Поэтому, когда Кэрроу пришел и спокойно принял свое наказание, Повелителю это показалось мало. Он направил волшебную палочку на его сестру... Даже если ты Пожиратель, все равно некоторые чувства еще с тобой. И потерять близкого тебе человека - это больно. Так что ты живешь в постоянном страхе, постоянно сверяешь каждый свой шаг, чтобы он не стал последним для такого вот тебе человека.
В тот вечер были наказаны оба Кэрроу.
Сейчас же, этот поход в Хогсмид, был той надеждой на исправление своих ошибок, что нельзя было и секунды медлить. А эти двое - чета Долоховых, грызутся как обычно. Нет, они еще не начали, хотя кого можно здесь обмануть? Блэк старшая всегда старалась напасть первой. И если раньше Долохов молчал, то сейчас с ним какая-то фигня творилась. Он отвечал на эти едкие подколы со стороны жены.
- Тони! Это был камень в твой огород? - ухмыльнулся Амикус, присаживаясь на диван, что стоял перед камином. - На твоем месте я бы посадил жену на цепь, тем более такую как у тебя. Или бы занял ее чем то другим, если ты понимаешь меня. А то ведь этот яд от того, что кому то внимания не хватает. Мужского внимания, - сегодня у Амикуса было отличное настроение, так что он решил поддеть двух собак, чтобы они быстрее решились на дело. Но он забыл с кем имеет дело. Видимо, страх у Кэрроу атрофировался.

+1

18

не убивайте меня, пожалуйста

В последнее время Антонин себя не узнавал. В былые времена он никогда бы так не сделал, все его вспышки ярости проходили иначе. Однако сегодня сказывалось напряжение перед предстоящим выходом, да и сдерживаемая злость, некая пародия обиды на жену и презрение к этому тупоголовому барану, смешавшись, являли собой невероятную смесь ненависти и агрессии по отношению ко всему живому. Войдя в помещение, Белла не могла удержаться от едких комментариев, которые больно кольнули мужчину в области груди. Лицо сохраняло безэмоциональное выражение, он смерил супругу холодным, ничего не выражающим взглядом и коротко кивнул в знак приветствия. В след за ней в комнату зашел Амикус со своей дорогой сестрой, новичок и несколько тех, чьих имен он даже не знал. Жалкие пресмыкающиеся. Амикус и Алекто Кэрроу, неразлучные брат и сестра, которым Долохов не уделял особенного внимания, но не мог отрицать факта, что они были одними из самых фанатичных последователей господина. Из этого тандема, Антонин признавал лишь Алекто. У которой, к слову, в отличие от брата, замечалось наличие хоть каких-нибудь мозгов. Эти двое являли собой неоправданную жестокость и бессмысленность во всем широком смысле. Мужчина не одобрял их методов, уж слишком примитивными они были, и абсолютно не эстетичными. Они не наслаждались муками жертвы, они просто выбирали способ, который даст им возможность пустить кровь, причем всю сразу. Пожиратель улыбнулся уголками губ, но глаза его сохраняли прежнюю холодность. Он предпочел промолчать, пока что. Он отыграется, когда все зрители будут в сборе. Когда они будут сгорать от нетерпения, когда потеряют бдительность. Антонин любил играть со своими жертвами. Он давал им иллюзию силы, превосходства. Давал искорку, что люди называют надеждой. Показывал, что все может окончиться не так печально, как они думают. Он всегда был предельно  вежлив со своими жертвами, даже ласков, но все это продолжалось до того момента, как они переставали вести себя так, как было нужно ему. Тогда он срывал свои маски и становился тем самым животным, хищником, который раздирает свою добычу на куски. Убей или убьют тебя. Все ради выживания. Особенно ему понравилась семья одного магглорожденного волшебника. Еще совсем юного мальчишки. Тогда он утолил свою жажду жестокости сполна. Эти глупые магглы были готовы отдать ему своего сына, чтобы спасти свои собственные шкуры. Просто отдать, как вещь. Никчемную, никому не нужную тряпку, об которую много лет вытирали ноги. Видели бы вы того юношу, в глазах которого плескалось отчаяние, несравненное чувство. Тогда он все понял, тогда до него все дошло. Его предали, отдали, он не нужен. Родная, любимая и единственная семья отдает его в залог сохранности собственной жизни. Этот невероятный микс искренних эмоций будоражил Антонина. Страх, отчаяние, отрицание, непонимание, а затем осознание и злость. И все в одном флаконе, в одном хрупком, юном теле, он тогда еще даже не окончил Хогвартс. Навскидку, ему было около пятнадцати или шестнадцати лет. Какой, должно быть, он испытал тогда шок. Долохов был снисходителен и решил поиграть с ним. Он решил использовать его злость, его животный страх и желание выжить. Он вложил в его руки дар. Дар решить, кому жить, а кому умереть. Антонин всегда отлично разбирался в людях, он умел тянуть за нужные ниточки, чтобы люди делали то, что ему нужно. Пожирателю нравилась эта роль, роль кукловода. Он всегда считал, что к любому есть свой подход. Важно лишь найти его, предложить то, от чего нельзя отказаться. Он возлагал на того паренька большие надежды, но когда тот уже направил на них палочку, он дрогнул. Он не смог, чертов малец. Он не оправдал ожиданий, за что и был наказан. Империус исполнил волю Антонина, но с тем магглорожденным он разобрался лично. Без магии. Он медленно ломал его кости и резал плоть, он водил холодной сталью по разгоряченной от страха, адреналина и ужаса коже. Те хриплые вопли, что вырывались из горла, которое он позже сдавил своими пальцами, были для него музыкой. Пожиратель в тот момент испытывал истинное наслаждение и возбуждение, он вдыхал запах, что исходил от волос мальца. Он пах по-особенному, по-маггловски. Шампунем, дешевым парфюмом и неизбежностью, он пах смертью. И этот запах заставлял Антонина медленно сходить с ума. В тот вечер, когда он остался наедине с ним, он не проронил ни слова, но на губах его застыла по-садистски довольная улыбка, обнажающая белоснежные зубы, в глазах играло безумие и в его память навсегда врезались те крики, тот запах и ясно-голубые глаза совсем молодого паренька. Из приятных воспоминаний его вырвало осознание того, что есть неоконченное дело и один не отданный должок мерзкой букашке, которую он мог раздавить своим ботинком и не заметить. Склонив голову вбок, Антонин мягко улыбнулся и подошел к супруге, которая вальяжно развалилась на кресле. Медленно подойдя к ней, Долохов вздохнул и чуть подался вперед, оказываясь лицом к лицу с Беллой. Сегодня она была прекраснее, чем обычно. Сегодня она станет еще прекрасней, когда окунется в битву. Ее громкий, безумный смех будет ласкать слух, сливаясь с какофонией криков, пламени, стонов и слез. Антонин скользит пустым взглядом по ее бледному лицу, касается пальцами ее скул, мягко обводит пальцем губы, а затем его рука спускается ниже, по груди, по животу, по округлому бедру. Он касается ладонью ее коленки, но все равно продолжает спускаться вниз. Встав перед супругой на одно колено, он бережно перехватил ее ногу и чуть ухмыльнулся. Внутри бушевала ярость, который он позволит выйти наружу, но только сегодня, только потому, что не может ее более сдерживать. Крепко схватив ее за лодыжку, мужчина одним резким движением выдирает из ее сапога нож. Короткий, со слегка искривленным лезвием, до блеска начищенный. Он не знал, расстается ли с ним когда-нибудь Белла, но его интуиция подсказывала, что нет. Видимо, в ней тоже играет сентиментальность. Отпустив ногу жены, которую она настойчиво вырывала из цепкой хватки, пожиратель все так же медленно поднялся и повернулся к Амикусу. На губах его играет еле заметная ухмылка, глаза полуприкрыты. Сделав глубокий вдох, Антонин резко раскрыл глаза и со злостью, с примесью презрения и ненависти взглянул на старшего из Кэрроу. Сегодня этот выскочка пожалеет, что встал у него на пути. У Долохова не было цели убивать его, хотя было такое желание. Он хотел напугать его, хотел, чтобы он никогда более не смел раскрывать свой грязный рот, пока его не спросят. Или пока в его пустой черепушке не образуется нечто под названием мозг. Быстро оказавшись рядом с Амикусом, мужчина сжал его горло рукой, заставляя подняться с дивана и, наклонившись к его лицу, прошипел:
- Ты – ничтожный, омерзительный, скверный паразит, от которого нет никакой пользы, посмел раскрыть свой грязный рот, когда тебя не спрашивали, - пальцы сильнее обхватили его шею, сжимая с новой силой, - может, мне отрезать твой поганый язык, чтобы ты научился уважению? – лезвие блеснуло и прошлось по его щеке. Руки Кэрроу обхватили ладонь Антонина, пытаясь отодрать пальцы от шеи, - или просто перерезать глотку, тогда в этом мире на одну бесполезную мразь станет меньше?
Долохов смотрел в глаза Амикуса и чувствовал его дыхание на своем лице. Поморщившись от отвращения, мужчина провел лезвием от его щеки вниз, к шее, где чуть надавил кончиком на тонкую кожу.
- Если я еще раз услышу хоть писк с твоей стороны, твоя голова украсит стену в моем поместье, а из твоего тела я сделаю чучело, которое будет держать зонты. Ты понял меня? – чуть ухмыльнувшись, по-доброму спросил пожиратель, оставляя небольшой порез на шее Кэрроу. Разжав пальцы, он толкнул его на диван и, смерив презрительным взглядом, оглядел всех присутствующих. Проведя ладонью по своим волосам, чуть откинув голову назад, он доброжелательно улыбнулся и поправил свой костюм. Вздохнув, он спокойна подошел к жене и, мягко обхватив пальцами ее руку, коснулся губами ее руки. Вместо приветствия. В конце концов, из-за этого слизняка он даже не смог нормально ее поприветствовать. Он лишил его удовольствия обмена едкими любезностями.
- Прости, - еле слышно шепнул он так, чтобы расслышать могла лишь Белла.
- Итак, - выпрямившись, он вновь оглядел присутствующих, и на лице вновь заиграло безразличие, а глаза стали серьезными, - раз все в сборе, думаю, стоит кое-что разъяснить. Мы скоро отправимся в Хогсмид, однако мы должны действовать по четкому плану, который был утвержден Темным Лордом. Для начала, мы разделимся на группы и окружим Хогсмид со всех сторон. Сигналом для действий вам послужит метка, которую запустит в небо моя дорогая супруга, - он говорил спокойно, сухо, в конце концов, это было лишь повторением для тех, кто не понял с первого раза. Чуть прищурившись, Антонин сложил руки на груди и бросил взгляд на Беллу.
- Помните, жертвы среди студентов должны быть минимальными, вы можете их мучить, калечить, но не убивать. Таков приказ. Хотите крови – там полно других зверушек для развлечений. В схватку с аврорами не вступать, только защищаться. Надеюсь, это все поняли? – ехидно хмыкнув, Долохов посмотрел на Амикуса и Алекто, - по приказу мы тут же оттуда уходим. Это акция устрашения, напоминание, что для нас они – ничто и не могут диктовать нам свои условия. На этом все. Будьте готовы, - прикрыв глаза, Антонин устало опустился в кресло напротив своей жены и закинул ногу на ногу. Боль, пульсирующая в висках, вновь вернулась. Подперев кулаком щеку, он сглотнул, стараясь успокоить боль. Сейчас всем необходимо было успокоиться и собраться. И инцидент с Амикусом уже исчерпан. Такие, как брат Алекто, понимают лишь грубую силу и угрозы, по-другому до них мысль донести невозможно. И, возможно, в будущем пожиратель пожалеет о том, что сдержался сегодня, но этом будет потом. Сейчас нужно сосредоточиться на том, к чему они готовились продолжительное время. И нельзя пустить все на самотек. Нужен контроль.  Если они провалятся, то всех их ждет неминуемая смерть. Приоткрыв глаза, мужчина печально посмотрел на жену, в которой, судя по всему, клокотала ярость от его действий. Что ж, так тому и быть, в конце концов, она нравилась ему в гневе.

Отредактировано Антонин Долохов (2013-04-11 16:33:06)

+3

19

Девушка постоянно бегала по комнате, временами выглядывая в окно. Ее уже целых пятнадцать минут ждала Лана, а Шервуд все никак не могла собраться. В сумку она бросала кучу всякого хлама, но почему-то очень нужного именно в этот момент. Из шкафа одна за одной вылетали вещи, а сама гриффиндорка практически в одном белье носилась по небольшой комнате. Благо, все однокурсницы уже ушли, и она была одна. Вот когда вернется, порядок нужно будет навести обратно.
Оливия напялила красную клетчатую юбку выше колена, вязаные гетры (тоже красные. Цвета факультета, вседела..) и теплый свитер с воротником под горло (не красный). На улице не зима, конечно, но все равно холодно. Теплые ботинки, мантия, шарф, перчатки, сумка на плечо. Так, кажется, взяла все. Оливия последний раз обвела комнату взглядом, схватила палочку с тумбочку и вылетела из помещения, как ошпаренная.
В свете последних событий они практически не виделись с Ланой. Скоро матч, а поэтому капитан гонял их до седьмого пота в любую погоду. Он и сегодня настаивал не тренировке, но Оливка была одной из первых, кто сказал ему решительное «нет». За последний месяц это была чуть ли не единственная возможность побыть наедине с Блант.
Шервуд неслась по коридорам, перепрыгивая через ступеньки, съезжая по перилам и расталкивая оставшихся учеников. На возмущенные возгласы она не обращала внимания, продолжая уверенно бежать к дверям замка. Девушка рывком открыла тяжелую дверь, тут же натыкаясь на Лану. Шервуд остановилась, как вкопанная, застыв со счастливым блеском в глазах. Она часто дышала, убирая волосы с покрасневших щек, и улыбалась во весь рот. Кажется, сердце пропустило удар. Лив подошла к Лане, которая тут же обняла ее холодными руками, не став слушать сбивчивые извинения. Шервуд с готовностью прижалась к столь любимому телу. Великие боги! Если бы вы знали, что она чувствовала в этот момент. Были и пресловутые бабочки в животе, в голове творилось вообще что-то невероятное – мысли хаотично носились и на чем конкретно она сосредоточиться не могла. Она изо всех сил прижимала к себе свой маленький рыжий кусочек счастья, готовая стоять так хоть целую вечность. Затем объятия исчезли. Оливия даже раскрыла рот от удивления – настолько это было неожиданно. Холодные пальцы коснулись щеки. Девушка непроизвольно дернулась, но все равно с готовностью прижалась щекой к холодной руке, чуть потеревшись об нее.
Прикосновение мягких губ. Оливия незамедлительно и с жаром ответила на поцелуй, крепко прижимая к себе девушку. Тело покрылось мурашками, затем было полностью охвачено жаром. Она слишком долго ждала, слишком долго терпела. И плевать, что в школе еще остались преподаватели и ученики, которые сейчас же могут выйти и увидеть их. Плевать на все, на весь мир. Сейчас есть только она. Ее губы. Ее руки. Ее дыхание. Вся она. И никто ее не отнимет, Лив ее никому не отдаст, чего бы ей это не стоило.
Лана медленно прервала поцелуй, чем вызвала стон негодования у Шервуд. Гриффиндорка обняла подругу, что-то тихо пробубнив в ответ.
- Моя.. я тоже безумно скучала.., - шепнула ей Шервуд в самое ухо, прикрывая глаза и восстанавливая дыхание, чтобы не брякнуться в обморок прямо сейчас от нахлынувших чувств. Кажется, их было очень много. Их нужно было куда-то девать. Но чуть позже. Сейчас нужно успокоиться, взять холодную ладошку в свои руки. Оливия стянула с девушки тонкие перчатки, которые совершенно не грели ее руки, и быстро надела свои, раза в три теплее. Она сжала ее пальчики в своих руках, прижимая их к свое груди и все смотрела в любимые глаза. И не могла насмотреться.
Поговорить? О чем? Что случилось? Лана, ты же не хочешь сказать, что..
Дальше Шервуд даже додумать не смогла. Сглотнув ком в горле, Оливия кивнула, что-то сдавленно пискнув. Как всегда, она подумала о самом худшем, что в принципе может случиться. Заверения в том, что ничего плохого еще больше распаляли больную фантазию, подкидывая картинки одну хуже другой.
Успокоиться Шервуд было крайне сложно, но она затолкала это чувство в себя поглубже. Всему свое время. И раз Лана сказала, что все хорошо, значит так и будет.
- Хорошо, родная. Я так понимаю, сейчас ты говорить не собираешься? – Оливия чуть остановилась, обернувшись к девушке и улыбнувшись. Это скорее было утверждение нежели вопрос. Ответ она и так знала. Она быстро вела Блант за собой по улицам, весьма удачно лавируя между потоками довольных жизнью учеников.
Очень хотелось запихнуть свое рыжее счастье куда-нибудь к теплу, но в то же время, хотелось побыть с ней наедине. Поэтому, Оливия решила немножечко погулять где-нибудь подальше от всеобщих глаз, а уже потом напоить девушку горячим шоколадом. Они быстро шли по улицам, пока не оказались практически в самом конце, где не было ни единой живой души, но смех и разговоры все же были слышны. Оливия отыскала лавочку, на секунду отпустив ладошку Ланы. Высушила е заклинанием и уселась, притягивая девушку к себе, и нагло усаживая к себе на колени. Обняла за талию, чмокнув девушку в щеку. На глаза попался шарф, который Лив подарила Лане. Девушка чуть не расплакалась от умиления. Это было так здорово, так приятно. Девушка чуть улыбнулась, повертев в пальцах темную кисточку шарфа. Но для сегодняшней погоды он был слишком тонким.
- Лана, он слишком тонкий.. ты же мерзнешь, - с этими словами Шервуд быстро стащила с себя шерстяной черный шарф, обматывая его вокруг шеи Ланы, - так будет лучше, - улыбнулась Оливия, не сводя глаза с лица рейвенкловки. Хотелось очень много ей сказать, но в то же время нужные слова просто терялись все разом и Оливия не могла издать ни звука.
- Ты не очень замерзла? Посидим здесь немножко? Здесь тихо, никого нет.. хочу побыть с тобой. Ужасно соскучилась, - Шервуд потерлась носом о плечо Ланы, фыркнув.

Отредактировано Оливия Шервуд (2013-04-13 13:53:48)

+3

20

Простите за ночной бред Т.Т
Знаете, что бывает, когда у плохой девочки плохое настроение? Она сначала придумывает вам смертную казнь, где в главной роли палача - она сама, а вы - жертва. Не важно, виновны вы или невинны, но вы уже жертва. А раз жертва, значит охота открыта. А раз охота открыта, то прячьтесь и скрывайтесь. Хотя вас все равно найдет. А тем более Беллатрикс. Она то найдет. И тогда пощады не ждите, ее просто не будет.
Сейчас она хотела броситься на этого труса Амикуса, который решил, что если Темный Лорд снизошел к прощению, то ему вновь все позволено! Но нет. Он ошибается. Он до сих пор остается тем же жалким щенком с виляющим хвостиком, каким он был в первый свой день. И надо же, он как-то продержался до сегодняшнего дня. Беллатрикс свое поступление в ряды Темного Лорда отстаивала кровью. Вы ведь не думаете, что она за красивые глаза теперь сидит по правую руку от Лорда? Что признание от тех, кто раньше нее был с Повелителем, пришло просто так? О нет, если вы подумали о таком, то вы попали слишком мимо. Она страдала за каждый свой провал, она была жестоко наказана за неисполнение того или иного приказа. Но сейчас... Беллатрикс научилась смотреть Темному Лорду в глаза с уважением и подобострастным взглядом, словно перед ней Бог. А эта букашка Амикус испытывает терпение Темного Лорда неуместной и запрещенной дракой возле Министерства? Когда там полным полно участников Ордена Феникса, которых стало больше, чем Пожирателей! Но это не надолго. Их веру в то, что они скоро выйдут на след (как ищейки!) Пожирателей пошатнет тот факт, что на их драгоценное чадо нападут!
Но для начала надо присадить зловонного урода.
- Тварь, - "выплюнула" Белла в сторону Кэрроу. - Как ты смеешь?! - она уже начала подниматься со своего кресла, но первую скрипку решил сыграть ее муж.
Ее заинтересовал тот факт, что он смолчал на едкую реплику и начал приближаться не к Амикусу, чтобы пустить ему кровь, а к ней, к Белле.
Блэк подняла правую бровь и в молчаливом взгляде, которым она наградила Антонина, скрывался вопрос. При чем ответ на него мог кому-то стоить жизни. И Долохов, проигнорировал ее взгляд! Как он смеет... Что? Прикасаться к ней? Да Беллатрикс запретила ему, но они не одни. У них есть зрители, да еще довольно ядовитые змеи, чьи языки могут сгубить репутацию даже самого смелого из их шайки. Поэтому Белла некоторое время сидела молча и лишь наблюдала за мужем, когда он опустился перед ней на колено и начал медленно продвигаться ладонью вниз от бедра. Беллатрикс никак не могла понять цель всего этого выступления. Ей оно не нравилось, потому что никакой пользы для себя из него она не извлечет. Но посмотрев в глаза Антонина, она увидела ярость, которая сейчас выплеснется наружу. И начнет с нее.
Нежные движение руки резко превратились в клещата убийственной силы. Белле это не было по нраву! Она стала вырывать свою ногу с цепких рук Антонина, но вдруг что-то отдало светом в руке мужа. Ее нож. В свете кандилябра было видно, что именно ее любимую игрушку вытащил из сапога Антонин.
- Сукин сын, верни немедленно! - с этой вещицой она никогда не расставалась. На рукоятке была графировка с гербом Блэков и надписью " Toujorus pur" - чисты навек. Никто не имел права прикасаться к этой вещи. Потому что на нем столько крови, столько воспоминаний об убийстве магглорожденных, что Белле казалось, что если кто-то коснется ее ножа, то проникнет в ее мысли, вторгнется в запретную зону, которую никто и никогда не переступал.
Хотя, если посмотреть с другой стороны, зачем Антонину понадобился ее нож? И откуда он узнал о нем? Его хваленная наблюдательность? Черта с два! Да быть не может! Зачем бы Долохову следить за ней? Но факт, сам факт, что он знал о ноже, он знал, что тот спрятан в правом сапоге, говорил сам за себя. Ведь проникнуть в ее мысли он не мог - Блэк научилась скрыватся от него, ведь она владела оклюменцией не хуже самого Антонина, который славился превосходными достижениями в искусстве легилеменции и оклюменции. Но и Белла не пасла задних. Она была обдарованной волшебницей еще со школы. А после нее, практика, которая в жизни ей так помогла, не канет в Лету. Хотя там были такие приятные моменты. Например, первое убийство. Тем более, без волшебной палочки, которая все то время лежала в ее кармане. Ей тогда было двадцать лет, когда она трансгерессировала в деревушку, что находилась недалеко от Лондона. Белла тогда поссорилась с Нарциссой и, чтобы не находиться в одном доме с этой неженкой, ушла куда глаза глядят. И набрела на мужика, которому показалось, что девчонке скучно и ей надо развлечься. Да, она развлеклась по полной. На утро мужчину нашли мертвым на дороге. У него была выпущенна вся кровь, многочисленные ножовые ранения, при чем десять из них в районе грудной клетки, вспоротый живот и кишки, которые лежали рядом на асфальте. А на руках была надпись "Трепещите магглы! Скоро ваш конец и пустится ваша грязная кровь". Маггловская полиция стала подозревать, что в деревне завелись сатанисты, ибо они не поняли значения слова "магглы". Зато Магическая Британия явно была встревоженная. Если бы не надписи на руках, то никто не узнал бы, что это дело рук мага. После этого они стали искать виновного. Но, увы и ах, не нашли.
С тех пор она нож держит при себе. А тут ее заставили расстаться с игрушкой.
- Посторожнее со словами. Ты обещаешь чучело с его головы, а мне этой мрази не надо. Лицезреть не желаю, - произнесла Беллатрикс и рассмеялась хриплым смехом во всю глотку. Вечер уже приобретал интересный ход.
- Прости? И это все? - она высвободила свою руку из руки Дoлохова и, схватив его за лацканы пиджака, потянула на себя, а затем, страстно поцеловала. Что уж таить? В моменты, когда Антонин не строит из себя аристократа, у которого все под контролем, он ей нравился как никогда. И она даже сама нарушила свои правила. Второй раз, между прочем.
Отпустив пиджак мужа, Белла прошептала:
- Вот теперь прощаю, - и довольная собой, она стала выслушивать высказывания мужа по поводу операции. Будто кому-то это нужно. Все равно все сделают по своему. Как бы он тут не рассказывал о важности. Хотя, пункт, где было сказано, что Беллатрикс сама запустит метку, ей понравился. Она даже позволила себе мимолетную радость и ликование по этому поводу.
- Когда уже мы уйдем отсюда? - спросила Белла. Ждать ей не хотелось.

+2

21

Лана опять забыла пароль от ГМа.
Итак! Чтобы не возникла путаница, что кто-то с кем-то поздоровался с другого конца Хогсмида, укажите в ваших постах, где вы находитесь под скрытым текстом (оффтоп который). Все, всем спасибо.

0

22

Быть подругой старосты это знаете ли нелёгкое дело, особенно если она относиться к своим обязанностям так как относилась к ним Лили .
Но по крайней мере она согласилась пойти в Хогсмид а не торчать весь день в школе. Это уже было достижением. Правда  Мур так и не дождалась подруги у входа,  и отправилась в Хогсмид одна. Ребека полагала, что Эванс опять застряла с делами старосты, но раз Лили обещала, значит пойдёт. Вскоре рыжая Гриффиндорка действительно нагнала Ребеку вынырнув, откуда то из толпы Ревенкловцев.
Прости, сегодня я рассеянная немного. У тебя какие-то особые планы на день? Или ты идешь просто так, за компанию? У меня тут список покупок небольшой…
- Эванс Мы идём развлекаться! Развлекаться поняла! А компанию в Хогвартсе всегда найдёться!  Да даже помимо Поттера! Ты же староста, должна знать, сколько народу в Хогвартсе!
Воскликнула  Ребека, покачав головой
Нет-нет, не смотри так на меня, там нет книг, честно. Просто некоторые мелочи…
- Список?! нет, ты, правда, составила список?! О Мерлин Эванс ты неисправима!
Пробормотала девушка, закатив глаза. Но вот наконец толпа студентов ворвалась на гостеприимные улочки Хогвартса.
Разделившись на группки, они тут же начали разбредаться, кто куда. Многие рванули просмтреть новинки, появившиеся в местных торговых лавочках. Они с Лили тоже направились туда, но внезапно рыжая староста  остановилась.
- Слушай…я знаю, что обещала не убегать от тебя сегодня, но у меня к тебе поручение важное. Можешь присмотреть за Великолепной Четверкой? Я сбегаю в пару магазинов и вернусь через минут десять. Заодно может чего-нибудь вкусного прикуплю.
Не успела Ребека и рта раскрыть, как Эванс исчезла в толпе.
- И на что я надеялась?! Ох Мур ты уже большая девочка, а всё в чудеса веришь! Ладно что тут у нас?
Гриффиндорка задумчиво осмотрелась, торговые лавочки влекли пёстрыми ветеринарами, но сырость и серые тучи угнетали, а в такой момент нет ничего лучше кружечки сливочного пива. Поэтому Ребека направилась в сторону  любимого студентами паба.
В трёх мётлах было уже не протолкнуться, но Ребека быстро нашла себе место в компании Гриффиндорцев.
Один из столиков привлекал к себе особое внимание. И конечно же за ним сидели Блэк и Люпин, правда Поттера и Педигрю нигде видно не было, но пока что вполне хватало этузиазма Блэка устроившего очередное представление.
Хорошо что Эванс этого не видит! Представляю, что бы она сейчас устроила! И всё таки интересно куда она сбежала? Может на свидание с Поттером? Она не так безнадёжна? Нееееееееееееееет...вряд ли! Хватит мечтать Мур!
Попивая сливочное пиво, она с усмешкой наблюдала за фокусами Сириуса.

Локация

Паб "Три метлы". Где то в компании Гриффиндорцев.

Отредактировано Ребекка Мур (2013-04-12 22:38:27)

+1

23

Мелкий дождь собирался крупными бусинами на покосившейся вывеске, что натужно скрипела и потеряла способность привлекать посетителей, казалось, еще в прошлом столетии, так как прочитать название уже не представлялось возможным. Туго поддающаяся дверь магазинчика захлопнулась за Джеем так быстро, будто пыталась оставить себе на память край нового черного пальто, но поймала лишь порыв влажного холодного ветра. Поттер выскользнул из магазинчика на мокрую, покалеченную временем мостовую, приподнял воротник, затолкал поглубже в карман торчащий из него сверток и свернул в проулок между домами. Скептическое выражение лица менялось по мере приближения к центральной части деревушки на задумчивое и немного мечтательное. Все шло по плану, и если Филч только не изобрел какие-нибудь новые сканирующие чары, он доставит все в школу в целости и сохранности.
Навязчивый запах нафталина или чего-то такого же противного преследовал его как минимум пару кварталов, но пронизывающий ветер сделал свое дело, выветрив все остатки затхлости до конца. Джеймс прибавил шагу, но на очередном повороте вдруг заметил две фигуры на лавочке в такой позе, что так и кричала, эй, эти двое несомненно вместе. Пожалуй, будь фигуры ему совершенно не знакомы, он бы и прошел мимо, но одна из девушек оказалась Оливией, так вот значит почему она ни в какую не хотела ставить тренировку на сегодняшнее утро! Честно сказать, Поттер тоже не горел желанием летать в первый выходной в Хогсмиде, но ради победы в первом в этом году матче вполне мог пожертвовать частью своего времени. Ответственность есть ответственность, чтобы бы там мародеры не шутили по этому поводу.
Так что и удивляться нечего, если бы он не поленился пройтись десяток метров и незаметно вторгся в пространство занятой друг другом парочки. Раздумывая, обсыпать их дождем из блесток или наколдовать большой в сердечках зонтик над головами влюбленных созданий, Поттер встал под навесом какого-то закрытого паба и пару минут с улыбкой наблюдал за развитием ситуации, к счастью, они не успели его заметить.
У него, конечно, порой тормоза отказывают, но издеваться в такой момент было слишком уж эгоистично, так что олень только спрятал ухмылку в свой вязанный шарф и так же незаметно, как и появился, растворился в туманной взвеси пустынных улиц.
У Трех метел он появился как раз тогда, когда там набилось достаточно много студентов, чтобы свободных столиков не осталось, но появление главного нарушителя спокойствия не останется незамеченным. Звякнул колокольчик над дверью, Поттер элегантным жестом смахнул капли дождя с плеч и только тогда оглядел помещение. Его взгляд зацепился за Лунатика и Бродягу, а также импровизированное пиршество перед ними. Очередь у барной стойки, хвост которой прятался где-то в глубине заведения, решил вопрос в пользу друзей. Джеймс подошел к столику и снял вишенку с шоколадного кекса. Эванс здесь не было, поэтому распускать перья он не стал, ну, по крайней мере не сейчас.
- Никто не против, если я возьму это кофе? Погода просто жуть, хорошо, что тренировку я отменил. Изгваздались бы в грязи по самое не хочу. Ладно, а теперь спросите, что я достал?
Поттер кинул пальто на соседний стул и придвинулся поближе к друзьям, его голос опустился до заговорческого шепота, так как речь шла о нескольких бутылках огневиски. Часто ли они проделывали подобное? Конечно, можно было пожертвовать временем для сна и мотаться в Хогсмид через тайный ход в Сладком королевстве, но это было слишком рискованно. А сегодня сам Мерлин велел, официальная вылазка, можно спокойно протащить что угодно под видом фальшивой пикси из папье маше. В общем Сохатый даже не парился. Больше его интересовало, почему здесь нет рыжеволосой старосты, и где ее может носить в такую погоду.

Локация

Паб "Три метлы", столик в центре зала на четверых

Отредактировано Джеймс Поттер (2013-04-13 16:23:07)

+1

24

Местонахождение

Трактир "Кабанья голова", дальний столик у окна

Роксана тоскливо смотрела в окно, наблюдая, как капельки медленно стекали вниз по прозрачному стеклу, теряясь где-то в оконной раме. Женщина сжимала в руках чашку горячего чая, раздумывая пойти в Хогсмид или остаться здесь, в тишине. Учеников нету, школа на будет стоять на ушах целый, шум и гвалт не помешают сосредоточиться. Но думать Холл собиралась совершенно не о работе. Об уроках и учебных планах ей думать надоело, поэтому волшебница решила переключиться на объект более интересный к изучению. Хотя, кто кого изучал – еще вопрос.
Всего несколько месяцев назад Холл и подумать не могла, что вернется в родные пенаты в новой ипостаси. Она безумно боялась своего первого урока, боялась, что дети не воспримут ее, ее предмет. Но все прошло на удивление гладко. Ей никто не подложил жабу на стул, заклинаниями никто не кидался. Даже старшие курсы. Даже когда были сдвоенные уроки Слизерина и Гриффиндора – даже там ученики вели себя довольно сносно, практически не получая замечаний. А вот за что приходилось наказывать, так это за магию в коридорах. Этим Роксана занималась с удовольствием. Устрашающие лекции о том, что «ай-ай-ай так делать, не то маме расскажу» действовали только на малышей. К старшекурсникам удалось найти несколько иной подход, немного жестче. Но все в рамках и цивильно. Она была в родной стихии, занималась тем, что у нее получалось лучше всего. Во время занятий она отмечала для себя студентов, у которых были определенные таланты к изучению заклинаний, и всеми силами старалась помочь им развить этот талант. Она с удовольствием устраивала для детей дополнительные занятия, отыскивала интересные заклинания. В общем, делала все возможное для того, чтобы привить студентам любовь к этому предмету.
Женщина глубоко вздохнула, встряхнув головой и отгоняя назойливые мысли о работе. Прикрыв глаза, она на секунду увидела потрясающую картину: черные колючие глаза, с хитрым прищуром, которые на миг становились теплыми и добрыми. Или это только казалось? Возможно, она просто хотела это видеть, но на самом деле все оставалось на своих местах.
В Хогвартсе много замечательных людей, интересных и незаурядных личностей, но все внимание Роксаны привлек высокий мужчина с ярко-выраженным польским акцентом. Ульрик. Нельзя сказать, что он был божественно красив и девицы укладывались штабелями вдоль стен, когда он проходил. Нет. Но в каждом его жесте, в каждом его взгляде чувствовать невероятная сила, власть, желание быть лучше, желание главенствовать.
Поначалу Роксане это ужасно не нравилось. Лидер по натуре, она не принимала других сильных личностей, которые могли у нее это лидерство с легкостью отобрать. Поэтому в самом начале общение их не задалось. Роксана считала его немного высокомерным и заносчивым, не терпящим поблажек. Казалось, она даже когда спит, всегда суров и нахмурен.
Женщина чуть усмехнулась, надевая теплую мантию. Роксана шла в Хогсмид не потому, что очень хотела побродить под осенним дождем, отлавливая расшалившихся учеников, а потому что могла встретить там его. Человека, который вот уже второй месяц занимал ее мысли, мешая сосредоточиться. Женщина не успела опомниться, как уже шла по грязным лужам, накинув на голову капюшон и что-то едва слышно бормоча себе под нос.
Была ли она влюблена? Скорее всего, нет. Она осторожно прощупывала почву, изучала его, медленно пробираясь все глубже и глубже. И самым удивительным было то, что он ей это позволял. Ведь не будь у него желания, она бы не узнала о нем ровным счетом ничего, кроме имени и рода занятий. Волшебница в который раз за сегодняшнее утро улыбнулась, удачно обойдя толпу восторженных школьниц возле «Сладкого королевства», и прошла к «Кабаньей голове». Головы на входе как-то уж очень радостно поприветствовали ее, мерзко хихикая. Не обратив на них внимания, женщина прошла в трактир, быстро осмотрелась и приметила свободный столик в темной углу заведения, но из которого прекрасно был видел весь трактир. В том числе и дверь.
Иногда Роксана злилась на себя за то, что чувствовала. Нет, она не останавливала себя виноватой за то, что посмела увлечься другим мужчиной, тогда как развелась совсем недавно. Четыре года, смешной строк, если учесть, сколько они были вместе. Официантка принесла заказанный Роксаной кофе с коньяком, понимающе улыбнувшись преподавательнице. Роксана лишь приподняла бровь, и девушка поспешила ретироваться. Пусть женщина и была в благодатном расположении духа, обсуждать свою жизнь с незнакомыми девицами она была совершенно не настроена.
Сделав несколько глотков, Роксана вновь уставилась в окно, чуть улыбаясь. Перед глазами проносились обрывки коротких разговоров, случайные прикосновения, взгляды. Иногда ей очень хотелось поверить в то, что и он неравнодушен к ней. Но, увы, Холл этого не замечала. Возможно, черноволосый мужчина старательно прятал свои эмоции. По крайней мере, очень хотелось в это верить. И она верила. Как школьница. Верила каждому его слову, жесту, взгляду. Она готова была смотреть в его глаза так долго, сколько он позволит. Она готова была позволить ему быть главным. Была ли она влюблена? Да. Роксана Холл за каких-то шестьдесят дней успела влюбиться в человека, которого почти ненавидела с первой встречи. Как там говорят: от ненависти до любви один шаг? Или там было наоборот.. Сделав еще несколько глотков, Холл поджала губы, обхватив холодными пальцами горячую чашку. Больше всего ей сейчас хотелось, чтобы дверь отворилась, впуская высокую темную фигуру в дорожном плаще. Чтобы он снял капюшон, взмахом руки поправляя чуть влажные волосы. Осмотрелся в поисках свободного места и наткнулся взглядом на нее. Пусть и не присел бы рядом, а просто кивнул в знак приветствия. Этого хватило бы, чтобы взрослая женщина чувствовала себя семнадцатилетней школьницей, готовой повеситься на шею объекту своей любви. Двери иногда открывались, заставляя женщину резко поворачивать голову, но каждым разом взгляд ее все больше тускнел и она уже перестала верить в то, что он сюда придет.

+1

25

Лана, убедившись, что Шервуд не видит, хитро улыбнулась и крепче сжала ее ладонь, послушно следуя сквозь веселую толпу студентов. Так привычно, так спокойно следовать за ней. Она чувствовала себя в безопасности, когда находилась рядом с Оливией. И все же, ей казалось странным, что такая, как она стала встречаться, с такой как Блант. И объяснения этому она никак не могла найти. В ней же нет ничего того, что ценит Лив. Она скучная заучка, квиддичем не занимается, неспортивная плакса, да и вообще странная. Да и внешностью особенно не выделялась. Единственная гордость – это ярко-рыжие волосы, которые она очень любила. Фигура угловатая, грудь маленькая. Девушка мягко улыбнулась, продолжая следовать за Лив и вспоминая, как они познакомились. Если спросить ее напрямую, то она уже и не вспомним причин своей грусти. То ли над ней опять подшутили, то ли еще что-то случилось, это стерлось из памяти благодаря тому, что произошло дальше, и тогда она и подумать не могла, что эта встреча многое изменит. Лана, расстроенная и уставшая, решила уйти от школы подальше, чтобы привести свои нервы в порядок, ее внимание привлекло озеро, на котором часто собирались студенты и парочки, но в тот момент она очень надеялась, что оно будет пустовать. Погода к этому обязывала, была середина осени, и довольно прохладный ветер мог легко заморозить теплолюбивых студентов. Дойдя до озера, рыжая уселась на землю, прислонившись спиной к дереву и уткнулась в книгу, стараясь отвлечься от грустных мыслей. Увлеченная чтением, она не сразу заметила на себе любопытный взгляд карих глаз. Лишь услышав шорох, она вздрогнула и, оглядевшись, наткнулась на хитро улыбающуюся девушку, которая стояла, сложив руки на груди и, чуть щурясь, рассматривала ее. Пропищав неуверенные извинения, Блант вскочила и собиралась уйти, но ее крепко схватили за руку и усадили назад. Рядом с ней приземлилась и, тогда еще незнакомая, Шервуд. Она так улыбалась и так смотрела, что девушка хотела провалиться под землю. Столько любопытства, коварства и хитрости было в ее взгляде. Толкнув ее локтем в бок, она спросила, что случилось и почему Лана такая грустная. Рейвенкловка предпочла промолчать, поэтому Оливия несла всякую чушь, отвлекая ее от чтения и мыслей. Не удержавшись, она, прикрыв рот ладошкой, хихикнула на очередную шутку и улыбнулась. С громким «АГА!», Шервуд подскочила, гордясь собой и выпячивая грудь вперед. От такой картины Лана не удержалась и рассмеялась в голос. И потом они просто говорили, Лив выпытывала у нее, почему же та грустила. И рыжая просто рассказывала. С ней было так спокойно, так естественно и уютно, что Блант против своей воли прониклась этой открытой и забавной девушкой. Только потом она узнала, что зовут ее Оливия Шервуд, что она учится на шестом курсе Гриффиндора и состоит в факультетской команде по квиддичу. С ней Лана всегда улыбалась и чувствовала себя счастливой, не было того ужасного чувства одиночества, которое всегда присутствовало в ее жизни. Благодаря Лив, Блант узнала много интересного и кто бы мог подумать, что это закончится отношениями намного ближе дружеских. И только много позже, размышляя над их отношениями, Лана осознала все эти, так сказать, посылы. Какая она была твердолобая. Взгляды, мимолетные прикосновения и постоянные попытки «обнимашкотерапии», как называла это Шервуд. Оливия никогда не рассказывала, когда это началось и что этому предшествовало, но вежливая рыжая, чтобы не надоедать ей, просто заткнула свое неуемное любопытство и наслаждалась тем, что было. И было многое. Были и ссоры, и нежность, и юношеская страсть, и страх. Гриффиндорка крепко держала ее ладонь, уверенно маневрируя и о чем-то размышляя. Когда они оказались одни, рейвенкловка облегченно вздохнула, с интересом наблюдая за действиями своей девушки. Та, вытащив палочку, высушила промокшую лавочку и, усевшись на нее, заставила приземлиться Блант на свои колени. Удивленная этим действием, Лана чуть улыбнулась. Оливия всегда заботилась о ней, что бы то ни было. Будь то пропущенный завтрак или замерзшие ладошки, Блант всегда знала, что ее накормят и согреют. Почувствовав на своей шее теплый шарф, рыжая фыркнула. И это говорит ей та, что сейчас морозит свой зад на холодной лавочке сквозь юбку. И как она до этого додумалась?
- Не тебе меня отчитывать, милая, - обвив руками ее шею, буркнула девушка, - сама сидишь в юбке и морозишь пятую точку, а мне еще и выговариваешь.
Стянув с себя ее шарф, Блант обмотала его вокруг ее шеи и, приблизившись к ее уху, прошептала:
- Что ж поделать, придется тебя греть, головой же ты не думаешь, одеваясь так в такую погоду.
Настроение у нее было просто чудесное и хотелось нашкодить, а еще больше хотелось сидеть так долго-долго, чтобы никто их и никогда не беспокоил.  Лана даже не боялась, что их могут застукать. И что с того? Это их личное дело, а злые языки могут трепать все, что захотят. Те люди, мнение которых им было важно, легко поняли и смирились с этим. Однако рыжую волновал еще один человек, которому она хотела бы признаться. Дядя. Человек, который неожиданно появился в ее жизни и стал одним из самых близких за короткое время. Пожалуй, можно сказать, что она любила его, хотя нет, это можно сказать точно. Но она понятия не имела, как бы он отреагировал на такое признание, она не хотела, чтобы мнение Ульрика о ней упало. Хоть он и не принимает решений сгоряча, но даже его такое заявление могло бы шокировать. Блант постаралась отогнать мрачные мысли, прижавшись губами ко лбу Оливии и поерзав на ее коленях, удобнее устраиваясь.
- Нет, я не замерзла, со мной все в порядке, - убрав выбившуюся прядь волос за ухо, она поймала лицо Шервуд ладошками и хитро ухмыльнулась, - я тоже по тебе очень скучала, а ты все на своей метле рассекаешь вместо того, чтобы побыть со мной, - притворно надув губы, она состроила грустное лицо. И когда Олив была уже готова ответить, мягко поцеловала ее, крепче прижимаясь к ней своим телом. Слова были лишними, да и Блант знала, что Шервуд не любит говорить о своих чувствах, а ей это было и не нужно. Она и так все знала. И Лив всегда сама начинает разговор, когда готова к нему. Видимо, еще просто не время, еще слишком рано. Однако Лана не собиралась отступать от своего желания сказать правду, просто потому, что должна сказать ей, иначе просто не сможет в следующий раз, а это значит, что все репетиции перед зеркалом и фантазии на тему самых ужасных исходов, сомнения и страх улетят в трубу. Оторвавшись от губ гриффиндорки, рыжая уткнулась ей замерзшим носом в шею.
- Я тебя.. – Лана широко раскрыла глаза, нервно сглотнув и усиленно соображая, - когда-нибудь убью за то, что ты абсолютно не заботишься о себе! – выпалила она на одном дыхании, выпрямившись и настолько, насколько могла, серьезно взглянула в ее глаза. Это могло обидеть Шервуд, но слова, чуть не сорвавшиеся с губ, сейчас были абсолютно неуместны.
Чуть не ляпнула. Хорошо, что она вовремя остановила себя. Нельзя отходить от намеченного плана, иначе это может напугать Олив. На щеки лег румянец, а сердце бешено колотилось и казалось, что бьется оно во всем теле. Медленно выдохнув, девушка чуть улыбнулась, склонив голову вбок.
- С тебя все равно какао и пирожок с вишней, - хихикнула она, показав ей язык. Сидеть бы так всегда, вместе с ней, в любую погоду, - а лучше чай, да. И булочку с маком.
Блант всеми силами отвлекала Оливию, что бы, не дай бог, она не начала думать над началом фразы. Слишком рано. Хотя, если подумать, может и не стоило себя одергивать и просто сказать. И будь, что будет.

+4

26

Локация

"Кабанья голова", дальний столик.

Я поднял глаза на часы, мерно тикающие со стены. Прошло две минуты с того момента, как я последний раз взглянул на них; однако казалось, что прошла по меньшей мере вечность. Наверно, кто-то заколдовал эти стрелки, чтобы они шли в десять раз медленнее обычного... Я снова уткнулся в книгу, полный напрасного желания прочесть хоть строчку; терпения не хватало, буквы не складывались в слова, потому что я не видел их, в раздражении пытаясь с просверлить взглядом дыру посреди страницы. Секунды на две завис, глядя в пустоту сквозь книгу. А потом резко вскочил с кресла, резким движением отбрасывая скучный сегодня том куда-то на стол, и широким шагом направился к двери. Какая разница, сколько еще чертовых минут я просижу в кабинете, тщетно пытаясь развлечь свою скуку? Дома - но ведь разве не здесь теперь мой дом? -  я проводил бы свободное время на улице, однако сейчас шел противный моросящий дождь, небо стыдливо закуталось в пух туч, и эти-то огромные свинцовые облака давили на меня своей серостью, душили меня, заставляя отсиживаться в кабинете. Я встаю рано; я уже успел проверить работы тех несчастных, которые успели сдать мне их вовремя - к слову сказать, более грустных эссе я еще не читал. Такое ощущение, будто эти дети откровенно спали на уроке, а потом даже не удосужились внимательно прочесть хотя бы учебник, ограничившись списыванием у одной неплохой ученицы. Я раздраженно выдохнул - настроение и так было откровенно паршивое, а мысли о крайне слабых работах некоторых студентов приводили в бешенство. Кинув еще один быстрый взгляд в окно, я было сорвал с крючка плащ, но потом, подчиняясь порыву, отшвырнул его и выбежал из кабинета так, как был.
Портреты в коридорах неодобрительно шептались, а какой-то почтенный сэр даже укоризненно заметил своему соседу: "И это преподаватель! Какие нынче времена!", но мне было глубоко вес равно. Я злился. Я злился на это хмурое небо, на вечный дождь, на унылую серость вокруг - а Глоба недавно прислал письмо, в котором подробно описывал свои интересные экспедиционные будни, жаркие дни в какой-то теплой стране, где все яркое и цветное, а дождевые плащи вовсе не нужны. Я знаю, он описывал это так сочно потому, что хотел показать мне, уколоть еще раз - мол, вот чего ты, дурак, лишился; и его расчет был верным, если бы не одно но. Совсем небольшое, крохотное. Мокрица - и та меньше... Я сбежал по ступенькам так быстро, что вполне мог бы подскользнуться и упасть, но этого, конечно не случилось - человек, умеющий перейти пропасть по дорожке толщиной в три ладони (или активно понуждаемый к этому обстоятельствами), не может упасть с лестницы. Я широкими шагами прошел вестибюль и выскочил на крыльцо замка, ступеньки которого просто перешагнул, и оказался под серым небом Англии. Небеса уныло сочились дождем. Это были не те крупные, смачные, ядреные капли, которые выпадают в тропических лесах; это была пародия на дождь, какая-то сумятица, пшик и ерунда. Я замер, запрокинув голову к серости. Закрыл глаза. Глубоко вздохнул - легкие приятно обожгло прохладой... Это просто безумие.
Да, было одно но.
Я постоял так еще с пару минут, чувствуя, как остываю и, кажется, успокаиваюсь. Осенняя прохлада словно обнимала меня, колыхалась волнами вокруг, приятно леденя горящие ладони. Я неторопливо двинулся по дороге в Хогсмид, то ускоряя шаг, то снова заставляя себя идти медленнее. Я должен быть абсолютно спокойным. Как скала. И столь же холодным. Недопустимо будет обнаружить в Хогсмиде, при всем Хогвартсе, эдакую пылкость. Благодарение Мерлину, что я сумел высидеть в замке до тех пор, пока все, до последнего преподавателя и ученика, не ушли в деревню. Наверно, в этом и была причина моего нетерпения. Я не умею слишком долго сидеть на месте, особенно если хочу куда-то уйти, и не могу бесконечно долго сдерживать себя. Читать книгу тогда, когда хотелось бы бежать марафон - полнейшая глупость с моей стороны. Я действительно должен подавить это сейчас, пока еще возможно, пока еще я в состоянии помнить о том, что должен прикупить пару книг в хогсмидском магазине, да пачку перьев, и... Я встряхнул головой, от чего волосы полезли в лицо, и постарался забыть про это "и".
Минут двадцать - и я уже в деревне, окруженный гуляющими студентами и просто прохожими. Иногда на меня бросали удивленные взгляды, но я даже не смотрел, кто; я сунул холодные руки в карманы и направился к книжному, сохраняя на лице невозмутимое выражение. Толкнул стеклянную дверь плечом, нагибаясь; вовремя увернулся от жалобно зазвеневшего у уха колокольчика. Иногда мой рост - это проблема. Пожалуй, двери этих маленьких уютных магазинчиков в Хогсмиде иногда чересчур малы для меня. Продавщица за прилавком улыбнулась мне, вопросительно глядя из-под густой челки, как у пони; я подавил желание хлопнуть дверью и уйти - кажется, сегодня я слишком нервный - и равнодушным голосом назвал ей несколько изданий, которые желал приобрести. Девушка, надувшись, ушла к стеллажам. Я молча ждал, чувствуя, как с волос потихоньку капает мне на воротник. Глупость - уйти в дождь, пусть и мелкий, без плаща? Наверно. Но лучше позволить себе такую оплошность, чем сдерживать эти глупости на подхвате и совершить что-то намного более дурацкое потом - а я знаю, я бы точно выкинул сегодня какой-нибудь фортель от нетерпения и раздражения. Уж лучше так.
Скривив губы в вежливой улыбке, я заплатил за книги и, почти вырвав их из наманикюренных ручонок продавщицы, вышел из приятного полумрака, полного запаха новых книг, таинственных шорохов и особой, истинной литературной, атмосферы. На улице было прохладно. Теперь, когда я уже успел согреться в магазине, этот холод уже не радовал, а злил. Почти ноябрь, а я одет слишком легко, и, кажется, вот-вот замерзну. Я пробежался взглядом по прохожим и улицам, которые были видны отсюда, и вдруг счастливо наткнулся на трактир. "Кабанья голова". Отлично. Рюмка чего-нибудь согревающего мне сейчас была бы очень кстати... Я направился к входу, маневрируя между стайками студентов. Некоторые из них узнавали меня и удивленно косились; я не думал о причинах этого удивления, не хотел думать. Просто вошел в полутемный, полный пьяных запахов зал и, отойдя чуть в сторону, встряхнул головой, сбрасывая влажные волосы с глаз. Мельком оглядел зал - кажется, никого знакомого... Точнее, тут нет одной вполне определенной знакомой, и это заставило меня раздраженно поджать губы. Непохоже, чтобы она действительно бывала в таких заведениях. Услужливая девушка мигом притащила мне рюмку огневиски, которую я с удовольствием осушил прямо у стойки; вскорости по жилам побежало приятное тепло. Я приобнял себя руками и вновь, но куда более внимательно, принялся оглядывать сумрачный зал. Какой-то мужчина грубо расхохотался, откидываясь на стуле назад; полураздетая дамочка в углу беседовала с карликом, и все вокруг было какое-то полупьяное, полусонное, но зато пряно-теплое, как огонь в печке. Я добрался взглядом до самого дальнего угла, и... Не может быть. Я прищурился и чуть наклонил голову, разглядывая нежную фигурку за столиком. Она сидела, изящно склонившись над чашкой, и этот легкий наклон головы напомнил мне лилию. Роксана Холл. То самое крошечное "но", из-за которого меня теперь не прельщают никакие путешествия. Она с самого начала была слишком гордой, слишком умной, слишком дерзкой, она с самого начала была слишком женщиной; пожалуй, именно поэтому я вообще обратил на неё внимание. Роксана меня невзлюбила сразу же. Я, разумеется, отвечал ей тем же. Она дразнила, все время пробовала меня на прочность - поддамся? Уступлю ей лидерство? Не знаю, почему, но она сразу стала биться за право лучшего. Я не могу ей этого уступить, хотя все остальные давно покорились её харизме. Роксана непонятна мне. Иногда мне кажется, что я вижу в её прекрасных глазах что-то особенное, но я никогда не позволяю себе смотреть ей в глаза дольше приличного. Все дозировано. Все крайне скупо, хотя, Мерлин знает, как я желал бы позволить себе сорваться с цепи!.. Я направился к её столику, аккуратно обходя снующих туда-сюда официанток.
- Я присяду? - чуть хрипло спросил я, слегка наклонив голову в сторону и привычно прищурившись, а сам старался подавить хищный блеск в глазах. Она вызывает желание обладать. Присвоить себе. Сказать: "Только моя!", и расшугать всех, кто снует вокруг. Но я не имею на это никакого права. Я вежливо улыбаюсь, однако в улыбке изрядная доля чего-то коварного. Роксана Холл, причина моего глупого нетерпения, причина, по которой я полдня просидел в замке, стараясь занять себя чем угодно, но только не бежать скорее за ней в Хогсмид. Я поставил пакет с книгами на стул и снова выжидательно взглянул на женщину.

+1

27

Лана была на удивление послушной сегодня. Спокойно шла за Оливией, крепко сжимая ее руку в своей ладошке. Шервуд периодически оглядывалась через плечо, чтобы убедиться, что именно Блант ведет за руку к укромному местечку, и каждый раз улыбалась, глядя в любимые глаза. Да-да, именно любимые. Наверное, это была любовь. Ее часто описывают как «бабочки в животе, петь и танцевать хочется, и то в жар, то в холод бросает». Да, именно так все и было. Когда девушка видела Лану, ее сердце буквально замирало на мгновение, а затем вновь начинало биться где-то в горле и в ушах, причем, одновременно. А когда была возможность уловить свободную минутку и поговорить, подержать ее за руку – Шервуд была самым счастливым человеком на Земле. Бывали моменты, когда Лив хотела уйти из квиддичной команды, перестать шалить и, вообще, вести себя нормально и не проводить каждый вечер в отработках – все для того, чтобы проводить со своим рыжим счастьем как можно больше времени. Иногда ей удавалось вести себя примерно и не попадаться на глаза преподавателям, но чаще всего это заканчивалось грандиозным взрывом где-нибудь в Большом зале и в холле школы. А потом и в тихом уголке, но тогда уже взрыв устраивала Блант. Оливия ничего так не боялась, как ругани Ланы. Вернее, она даже не ругалась, а смотрела так, будто разочаровалась в Оливии и тихо говорила с ней, не давая себя даже обнять. В эти моменты Шервуд  готова была спрыгнуть с Астрономической башни, лишь бы не слышать этого тихого голоса и не видеть этих грустных глаз. Но каждый раз Оливия клятвенно обещала больше не шалить, и каждый раз нарушала обещание. Но все же становилась осторожнее, чтобы не так сильно получать.
Оливия крепче прижала к себе девушку, не успев возмутиться по поводу того, что Блант вернула шарф ей на шею. Усмехнувшись, Лив приблизилась к ее лицу и вкрадчиво прошептала
- Можно подумать, тебе не нравится, что я в юбке, - она провела носом по ее щеке, с улыбкой глядя Лане в глаза. Слова про «греть» заставили Шервуд хитро ухмыльнуться и забраться ладошками под мантию Ланы, обвивая ее талию руками.
Гриффиндорка уже открыла было рот, чтобы ответить, но ее губы тут же накрыли губы Ланы, мягко целуя. Что ж, перед таким Шервуд устоять не могла. Еще крепче прижимая к себе Блант (хотя куда уж крепче – между ними не осталось ни сантиметра свободного пространства), Оливия с жаром ответила на поцелуй, но он закончился так же неожиданно, как и начался. Протестующе замычав, Оливия нехотя оторвалась от гуд девушки, облизываясь. И очень кстати Лана вернула ей шарф – порыв холодного осеннего ветра с каплями дождя растрепал волосы Оливки так, что она потратила добрых две минуты, чтобы попытаться убрать их так, чтобы не отпускать Лану, а именно – потеревшись о плечо последней. Получилось весьма удачно, но Шервуд, кажется, пропустила половину фразы девушки. Точнее, первую ее часть точно прослушала, борясь с ветром и противными волосами. Иногда она обещала себе побриться налысо, но решив, что Лане такое не понравится, откладывала сие действо до лучших времен.
- Обо мне заботишься ты, - парировала Шервуд, изогнув бровь, - этого достаточно. А о тебе забочусь я. Мы заботимся друг о друге, мы заботливые, - бормотала Шервуд, улыбаясь во все 56,5 зубов. Она заставила Блант подняться и усадила обратно на свои колени к себе лицом, вплотную прижимая девушку к себе. Эта поза, как ни странно, ничего не вызвала у Шервуд – просто так она лучше видела лицо Ланы и той было бы сложнее спрятаться у нее в шее, как часто она любила это делать.
- Будет и чай и какао. И булочка с вишней, - потрогав еще раз нос Блант, Олив нахмурилась, проводя ладонями по бедрам девушки
- Может, пойдем? Ты холодная вся, - и глубоко вздохнув, продолжила дальше, закатывая глаза, - Да-да-да, я помню, что ты любишь холод. Но не сейчас же. Куда мы пойдем? В «Трех метлах», как обычно, куча народа, а в «Кабанью голову» не пустят тебя.., - с нажимом на слове «тебя» продолжила рассуждать Оливия, вырисовывая на спине Блант узоры пальцами, - а в «Сладком королевстве» есть твой любимый шоколад – я вчера видела. Пойдем туда? – она подняла голову, столкнувшись носом к носу с улыбающейся Ланной, и не удержалась, чтобы не обнять девушку за шею и поцеловать, слегка покусывая ее губы и медленно углубляя поцелуй.
Через время оторвавшись от ее губ, Оливия, тяжело дыша, тихо шепнула
- И не спрашивай, что я делала вчера в Хогсмиде - я тебе все равно не расскажу.
Оливия чуть усмехнулась, вспоминая ночную вылазку в деревню. Нет-нет, что вы, она не могла дождаться сегодняшней официальной прогулки - ведь сегодня она целый день проведет с Ланой, а то, что взяла Шервуд ночью лана не должна была видеть. По крайней мере пока. А учитывая то, что небольшой сверток лежал в сумке, заботливо засунутый в самый дальний уголок, нужно было вести себя осторожнее. Но Шервуд не могла удержаться от того, чтобы не заинтересовать Лану. Хитро усмехнувшись, Олив прищурилась, тихо шепнув
- Но могу сказать, что это для тебя..
Все, дело сделано. теперь осталось ждать реакции.

Мы тут

дальная улица, лавочка

+2

28

Когда дверь скрипнула еще раз, Роксана по привычке вскинула голову. И на этот раз это была именно темная фигура, но почему-то без плаща. Роксана выпрямилась настолько что, казалось, сейчас лопнет, как перетянутая струна. Но этого не произошло, так как мужчина ее попросту не заметил, хоть и осматривал помещение. Сделав еще несколько глотков и облизнув влажные губы, Роксана превратила свой кофе в стакан коньяка. Холл проводила мужчину взглядом до самой стойки, и обреченно вздохнула, тут же поймав на себе сальной взгляд какого-то карлика, развлекавшего красавицу за столиком неподалеку. Отвернувшись к окну, женщина поджала губы, сжимая в ладонях бокал с коньяком. Сделала несколько глотков, с глухим стуком поставив бокал на место. Она вновь повернула голову, украдкой наблюдая за Ульриком. Слегка прищурилась, чтобы получше его рассмотреть, и с удивлением заметила, что на нем не было ни мантии, ни плаща. Он шел под холодным ветром и противным дождем в одном свитере.
Замерз, наверное..
Невольно подумала Роксана, вновь отворачиваясь к окну. Когда коньяка на дне оставалось совсем немного, откуда-то сверху прозвучал хриплый и до боли знакомый голос. Роксана резко дернулась, ударившись коленом об ножку стола, и подняла голову, чуть приоткрыв рот. Перед ней стоял тот самый черноволосый мужчина. Закрыв рот, Холл кивнула, но потом все же добавила
- Разумеется, Ульрик, - получилось так же хрипло и немного неуверенно. Особенно голос подвел ее, когда женщина произносила имя коллеги. Сглотнув, она крепко сжала бокал в руке, откидываясь на спинку стула.
Роксана хотела сказать, что не ожидала его здесь увидеть, но вовремя остановилась, лишь задержав дыхание. Неловко улыбнувшись мужчине, она пробежалась взглядом по его влажным волосам и тут же отвела взгляд.
Если я скажу ему, что не ожидала здесь увидеть, он решит, что я считаю, что он книжный червь и не вылезает из своего маленького мирка. А это не то, что я хочу.. Кстати, о книгах..
Взгляд Роксаны упал на пакет на соседнем стуле. Она слегка прикусила губу, чуть выпрямляясь, чтобы получше рассмотреть его содержимое, но не видела даже корешков книг.
- Вы позволите? – ее рука потянулась к пакету и Холл, не дождавшись разрешения, осторожно выудила из нее книгу в темно-коричневом переплете. Она ласково провела ладонью по обложке книги, подняв глаза на Ульрика. Куда и смущение все подевалось. Глаза горели странным огнем, Роксана выпрямилась, крепко сжимая книгу в руке. Скорее всего, мужчина даже не успел еще ее открыть. Во всем, что касалось книг, она была просто сумасшедшей. Она могла часами сидеть  и просто листать, слушать, как хрустят страницы, вдыхать запах книги. У каждой был свой особый аромат. Роксана поднесла книгу к своему лицу, чуть втянув носом воздух и блаженно закрывая глаза. Новая, только-только сошла с печати.
- И страницы, наверное, хрустят… - женщина резко открыла глаза, осознавая, что произнесла это вслух. Она вернула книгу на место в пакет, пряча глаза и всматриваясь в столешницу.
Спасибо, хоть не покраснела.. Соберись! Ведешь себя как девчонка! Роксана, ты же взрослая женщина, держи себя в руках..
Она сцепила зубы, проведя под столом по своей ноге ногтями, и подняла голову, глядя мужчине куда-то в переносицу. Нужно что-то сказать, отвлечь его от ее недавних действий, за которые ей мучительно стыдно. Он первый, кто увидел ее в таком состоянии – она просто не могла сдержаться. Очень давно она последний раз держала новый том в руках – студенты и их работы занимают все свободное время.
Запустив пятерню в волосы, она взъерошила их, убирая их назад, и поставила пустой бокал перед собой.
- Вы не замерзли? На улице дождь, - Роксана чуть повернула голову к маленькому окошку, вглядываясь в свинцовые тучи. Глупый вопрос. Наверное, не холодно, раз он шел так от самого Хогвартса. Но все мысли и слова как будто вынули из нее, оставив лишь набор стандартных вежливых фраз, которые подойдут в любом случае. Но с другой стороны, о чем еще говорить в Англии, как не о погоде?

+2

29

Самой большой мечтой мистера Гарри Престона, урожденного Поттера, в этом мире, конкретно в эту самую минуту, было стать невидимкой. Кто может обвинить молодого человека, за столько лет своего существования успевшего устать от положения «у всех на виду», в таком маленьком желании? Толпа учеников, что таскались сейчас по многолюдному торговому скверу, как нельзя лучше отвечали незамысловатым требованиям юного педагога. В людях и незаметен одновременно, он мог отдохнуть от школы и  нестерпимых изучающих взглядов учеников и учениц, педагогов и обслуживающего персонала, тем более, что многие из этих взглядов были, мягко сказать некомфортны, чего только стоит взгляд Минервы. От одного только этого визуального контакта на руке Гарри воспалялся и начинал пульсировать шрам, напоминающий юноше, что он не должен врать.
Осматривая незамысловатые товары на прилавках торговцев, молодой профессор ЗОТИ качал головой, брал в руки, взвешивал, осматривал и клал вещи на место. Изредка товары привлекали внимание и тогда, после недолгих разговоров и уговоров, вещь с прилавка перемещалась в карман мантии мага. Таким образом уже к пятнадцатой минуте Поттер стал счастливым обладателем какой-то книжицы с пустыми страницами, парыподвесок с неизвестными свойствами, истинная ценность которых были не понятны не только Гарри, но и продавцу, пара черных перьев, что обещали ему быстрое и безошибочное письмо, и огромного количества конфет и свертков о сладостями, что невероятным образом соседствовали с кульками различных ингредиентов к зельям, страсть к которым, впрочем, плотно и бесповоротно отбил у него его личный педагог.
Гарри ничего не было нужно, но повинуясь какой-то неведомой силе, молодой еще человек переходил от одного прилавка к другому. Наконец взгляд его остановился на интереснейшем магазине. «Все для Киддитча» значилось на вывеске. За стеклом красовалась блестящая метла. Несколько минут,  простоявший, как этим зрелищем, Поттер уже было решился зайти. В голове его вставали картинки его прошлого. Первый полет, первая игра, ощущение полета.
Никогда бы и не подумал, что он будет так скучать по небу и игре. Как дорого бы он отдал, чтобы иметь возможность снова оседлать древко своей молнии и начать  игру. Но здесь другой мир и свои герои метлы и снитча.
Тяжело вздохнув, Гарри резко развернулся, чтобы уйти, но буквально столкнулся с  девушкой.
Горящий тоской взгляд встретился с зелеными глазами Лили и уже не стоял вопрос чтобы удержаться на ногах самостоятельно. Теперь нужно было превозмочь силу земного притяжения и как можно менее комично растянуться перед матерью, что сейчас его ученица. Уткнувшись лицом в полы мантии Лили и машинально схватив ее за руку, молодой профессор почувствовал как его уши стали пунцовыми.
- Добрый день, мисс Эванс, пряча взгляд начал он разговор. Как непринужденно разговаривала Лили. Почему он не может так же просто ответить ей? Почему не может относится к ней ровно?
Только сейчас Гарри заметил, что все еще теребит в руках ручку Лили, перебирая ее изящные пальчики. Отдернув свою руку, Престон все-таки взглянул в  лицо матери.
- Я думаю они не так уж и не правы. Учится конечно надо, но и есть время отдыха. Насчет дополнительных занятий, - Гарри замялся. Ему казалось, что все кто находился сейчас на площади, смотрят в стороны робкого учителя, что так выразительно держал за руку ученицу
-Предлагаю обсудить это в более уютном месте, если вы не против, и не дожидаясь ответа девушки, снова взял Лили за руку и положил маленькую ладонь себе на локоть.
- Как вам «Паб три метлы»? Я угощаю, Там и поговорим?

+2

30

Пожалуй, мне не стоило появляться так внезапно. Пожалуй, было бы намного честнее подойти так, чтобы она увидела меня издалека. Пожалуй... Однако я этого не сделал, а она не заметила, и результатом стал резкий неловкий поворот в мою сторону. Роксана порывисто подняла голову, и мне показалось, что она была удивлена - на её лице промелькнуло какое-то беспомощно-радостное выражение, которое, впрочем, было настолько мимолетным, что я не уверен до конца в том, что оно действительно было. Чем я мог напугать её? Вопрос был абсолютно глупый в данной ситуации. Я осознаю, что вид имею не самый приятный и далеко не самый логичный при подобной погоде. Посреди жизнерадостной толпы студентов в ярких шарфах, задорно шуршащих дождевиках и с разноцветными грибами зонтов я смотрелся достаточно странно в своем темном свитере, влажном от дождя, и непозволительно скучных для крайне веселого выходного брюках. Впрочем, соответствие общему настроению меня мало волновало. Следовать за большинством крайне неразумно, хотя, соглашусь, мой поступок был не лучше. Выбежать под дождь в том, в чем я и в замке-то замерзал порою - верх безрассудства, что, разумеется, не секрет. Наверно, Роксана сочтет меня идиотом (и будет вполне права), когда вернет утраченное душевное равновесие. Я досадливо прикрыл глаза, раздражаясь на себя за то, что смутил её - хотя реакция была, конечно, любопытной. Эта поспешность... Я чуть нахмурился, мысленно одергивая себя. Зачем себя обманывать? Любая женщина испугается, если тип вроде меня вдруг появится у неё за спиной. Нужно уметь придержать свои мысли, если не уверен, что сделанные выводы логичны и имеют место быть. В данном случае, конечно, мне стоило бы перестать думать об этом прямо сейчас. И все-таки голос у неё был какой-то неуверенный... Может быть?..
- Премного благодарен, - мягко ответил я, чуть улыбаясь краями губ, и неслышно присел на стул напротив, пытаясь придать себе благожелательный вид. Задумчиво откинулся на спинку стула и, скрестив руки на груди, кинул на Роксану быстрый взгляд исподлобья. Она крепко сжимала изящными пальцами бокал, в котором мутные лучи пьяного света как-то причудливо ломались и изгибались. Зал мерно гудел, как улей, и иногда взрывался вульгарными смешками то с одной, то с другой стороны; за столиком сбоку какие-то полупьяные подозрительные личности сочно и со вкусом рассказывали друг другу сальные анекдоты. После особенно пошлой реплики одного из них я раздраженно отвел глаза в сторону, раздражаясь на окружающих меня людей, которым не перепало настоящего воспитания в детстве, а недостаток его выходит боком сейчас. Соседи кутилы вновь разразились противным гавкающим смехом, и я поморщился. Мне было неловко сидеть в таком месте с Роксаной, и хотя эта встреча была, конечно, абсолютно случайна, грубая простота мужчин и кичливая вульгарность женщин - именно таких людей было тут больше всего, на мой взгляд - казалась мне очерняющей её. Парочка унылых интеллигентов у стойки, на длинных носах которых крепко сидели прилипшие намертво очки, положения не могла исправить, да и несколько достаточно взрослых для посещения этого заведения студентов тоже. Мне казалось, что эта мерзкая пошлая откровенность прилипнет к ней, как сор, что пьяные разговоры и винные пары в воздухе загрязняют её чистый образ; это все было недостойно её - эти рубленые деревянные стулья, когда я желал бы усадить её на бархат!.. Поразительно, что этой любви к эстетике и манерам не истребили даже годы, проведенные с людьми самого разного сорта, самой разной чистоты крови. Там, конечно, я и сам одичал и изрядно снизил свои требования к жизни; однако стоило вернуться к привычному "чистому" образу жизни, как вернулись и старые требования. А может, это все из-за неё. У меня никогда не возникало желания увести какую-нибудь вертлявую девицу, вроде тех, с которыми мы иногда  развлекались, прочь из подобного заведения. Они там смотрелись органично и принимались как должное, а Роксана была здесь чужой.
- О, видимо, мое разрешение вам было совсем не нужно, - усмехнулся я, чуть наклонив голову и хитро глядя на женщину, а потом переместил взгляд на её руки. Я с каким-то странным чувством смотрел, как она любовно гладит своими нежными ладошками темно-коричневую обложку книги. Её лицо светилось улыбкой в мягком полумраке, и, кажется, это действо сумело согнать с Роксаны пелену недоумения и растерянности. Она взглянула мне в глаза намного более уверенно. Я и не знал, что мисс Холл так сильно любит книги - она даже поднесла новый том поближе к носу, и, видимо, наслаждалась запахом типографской краски. От удовольствия Роксана прикрыла глаза, и на щеки её упали мягкие тени от густых ресниц; я по-доброму усмехнулся. - Не страницы, обложка, - негромко поправил я её, хотя, кажется, зря это сделал - блаженное выражение соскользнуло с её личика, а книга была срочно упрятана обратно в пакет. Женщина смущенно уткнулась взглядом в столешницу, и я собирался было сказать ей что-нибудь незначительное, но отвлекающее от смутившей её ситуации, но Роксана в моей помощи не нуждалась. Она взъерошила свои волосы, видимо, успокаиваясь таким образом, и я не могу сказать, чтобы это не не понравилось. Этот жест был каким-то уютным. Глупо, да? Пожалуй, сегодня просто апофеоз моей внезапно обнаруживавшейся глупости. Её темные волосы с теплым отливом казались такими мягкими на вид, что я на секунду завис, а потом чуть встряхнул головой и отогнал эти мысли прочь. Что за путаница в мыслях!.. К счастью, Роксана начала совершенно нейтральный разговор. Это было хорошо со всех сторон, с какой ни взгляни, хотя выбор темы был страшно банален. Но осудить её я не могу - сам бы сейчас не придумал ничего оригинальнее.
Я заправил за уши влажные прядки волос, чтобы не лезли в глаза, и, внимательно взглянув на женщину, заставил себя повернуться к окну. Да, я страшно замерз, Роксана. Согрей меня... - Говоря откровенно, продрог, как цуцик, - усмехаюсь, снова кидая острый взгляд на собеседницу, - Однако для настоящего дождя эта морось слишком мелкая, а тучи - слишком высокие, - спокойно продолжил я, рассеяно глядя в окно, на разбегающихся к теплым местам людей. Немного помолчал, словно задумавшись; потом мягко повернулся к Роксане и, положив локти на стол, привычно прищурившись, чуть подался вперед, глядя ей в глаза. - Скажите мне, Роксана, - вкрадчиво пропел я, наклоняя голову вбок и стараясь погасить хитрые огоньки в глазах, - почему вы так упорно обращаетесь ко мне на "вы"? - я чуть приподнял брови в якобы удивлении. На самом деле я просто желал предложить ей перейти на "ты", однако сказать прямо считал слишком скучным. Интересно, Роксана поймет, какой истинный смысл несло это предложение, или ограничится сугубо внешним значением? Я уверен, что ей все ясно, однако услышать ответ все равно было крайне любопытно.
Жена, прощай мне эти сопли. Знаю, что переборщил...

+1


Вы здесь » Fila Vitae » Сюжетница » quest # 0 «Battle without honor or humanity»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC