Фиксированные магические контракты.
Фиксированный магический контракт заключается в обязательстве конкретного лица совершить определенное действие. Это обязательство:

- индивидуально (не передается по наследству);
- посмертно (если в формулировке действия не указан срок, у вас есть вся жизнь, чтобы выполнить это обязательство);
- не имеет обратного хода (никакое другое заклятие и никакие иные чары не разорвут эту связь контракта);
- конечно (контракт считается выполненным, как только действие совершено).

Фиксированный магический контракт всегда ставит волшебника на границу между результатом и смертью. Каждый, кто не выполняет обязательство, умирает в тот же миг нарушения. Канонически дано два примера фиксированного магического контракта: Кубок Огня и Непреложный Обет. Рассмотрим их.
Для заключения фиксированного магического контракта необходимо три стороны: заказчик (лицо, ставящее определенное(-ые) магическое(-ие) условие(-ия), исполнитель (тот, кто жизнью обязуется выполнить заданное условие) и посредник (скрепляющий магический контракт). Посредник и исполнитель никогда не ставят сторонних условий, а заказчик ничего не обязуется делать. В данном контексте каждый выполняет строго конкретную роль и служит отдельным совершенно конкретным элементом цепочки. Функциональное нарушение или количественное отсутствие хотя бы одного из звеньев рушит чары контракта, связи просто не создается.
Для скрепления фиксированного магического контракта необходимы определенные чары. Таким образом, посредник становится лишь инструментом скрепления, волшебником или зачарованным на конкретное действие артефактом, запускающим чары скрепления контракта.
В момент скрепления контракта возникает видимое магическое поле, имеющее вид красного пламени.
[Пламя вдруг налилось красным, взметнулся столп искр, и из Кубка выскочил обгоревший кусок пергамента. ГП и КО.]
[Тонкий сверкающий язык пламени вырвался из волшебной палочки, изогнулся, словно окружив их сцепленные руки докрасна раскаленной проволокой ГП и ПП]
(Синее пламя Кубка Огня - видимое магическое поле, чары которого призваны проанализировать заявки и выбрать из них наиболее перспективных индивидуумов, а также защитить Кубок от дефективных вторжений. Программа рандомной ротации баннеров + антиспам. Жаль, антивирус ломаный установили.  Таким образом, этот уникальный артефакт зачарован на два последовательных действия - отбор участников и последующее создание контракта. Овации мастерам прошлого!)
Примечательно, что для заключения контракта может быть достаточно не только личного контакта, но и лишь имени исполнителя, написанного его рукой, - это значит, что сторонние прозвища, псевдонимы и ложные имена никогда не создадут этой связи. Лишь подлинное имя.
И наиболее важное в данном аспекте - логично предположить, что если себя называет только исполнитель, на чью судьбу накладывает отпечаток этот контракт, то заказчик и посредник необходимы именно для скрепления и создания условий контракта. Иными словами, они не связывают себя узами, они дают контракту возможность свершиться, они - не более чем помощники исполнителя в момент свершения _над ним, исполнителем_ магического ритуала. Даже если неназванный заказчик умрет до момента выполнения контракта, это не избавит исполнителя от подобной связи и, соответственно, самого обязательства.

Магическая связь.
Предмет, виды, особенности

Первооснова
Магическая связь бывает следующего рода:
- узы родовой собственности;
- именные узы;
- долг жизни;
- кровные узы.
Узы родовой собственности
1. Узы родовой собственности - это узы между эльфом и его хозяином и, иногда, взаимосвязь между артефактом и родом, им владеющим. Узы родовой собственности не позволяют эльфу нарушить прямой приказ членов семьи и не позволяют стороннему человеку пользоваться артефактом, находившимся в руках одной семьи многие века. Эта магическая связь совершенно иного рода, совершенно иного характера, действия, выражения и возникновения. В случае фиксированного магического контракта волшебник сам соглашается на обязательство (безусловно, допустим вариант Империуса или Конфундуса, но это - внешнее воздействие, не имеющее к данному виду связи никакого отношения), участвует в ритуале и "посвящается". Душа продана по оптовым расценкам, вызов брошен. Цена, как известно, - смерть.
В случае уз родовой собственности никаких ритуалов не совершается. Эта магическая связь возникает при длительном служении свободного эльфа одной семье из-за особенностей крови волшебников. Эльф словно бы приспосабливается к тем волшебникам, в чьих жилах течет одна кровь. Обувь разнашивается по ноге. Однажды возникнув, эта связь не исчезает сама по себе - напротив, она наследуется младшим поколением эльфов и с годами становится все крепче. Прервать ее может только воля волшебника из семьи, которой служит эльф.
Подобная связь не предусматривает смерти за нарушение приказа. Самого факта нарушения прямого приказа просто не может быть. Эльф физически не может поступить иначе. Это невыносимая потребность, как говорить правду под Веритасерумом.
Эльфы привыкли быть "прикрепленными" к семье волшебников. Это уже не просто привычка, это потребность, пренебрегать которой эльфам едва ли не физически тяжело. Эти узы имеют многовековую историю, это сильнейшая магическая связь.
Любопытно, что происходит с фамильными артефактами. Точно так же артефакт словно бы привыкает к одному роду, становится индивидуальным для тех, в чьих жилах велик процент крови рода-владельца.
Именные узы (Магия имени).
2. Именные узы - узы, возникающие между человеком и его именем.

- Не смейте произносить имя Темного Лорда! - рявкнул Снейп.
Наступило гнетущее молчание. Взгляды их скрестились над Омутом памяти.
- Профессор Дамблдор произносит его имя, - тихо сказал Гарри.
- Дамблдор - чрезвычайно могущественный волшебник. Он может себе это позволить без опасения... мы же... - Снейп машинально потер левое предплечье - Гарри знал, что там выжжена Черная метка. ("Гарри Поттер и Орден Феникса")

Кто-нибудь замечал у Снейпа тягу к паникерству или суеверности? Господа, поверим специалисту в области Темных Искусств.
Как можно заметить по общей тенденции, имя волшебника имеет магический вес. Это пунктир, связывающий наименование и предмет, внешнюю оболочку и магическую сердцевину. В мире, где оболочку можно сменить зельем, этот пунктир будет заметен как нигде четче. Магическая сердцевина, в чьем бы теле она ни находилась, какое бы обличие не принимала, будет единственна и уникальна. У каждого волшебника свой Патронус. Возможно, это еще одно проявление уникального, исключительного почерка магической сердцевины. И этим Ро в очередной раз не просто внешнее сходство Гарри с Джеймсом, но и внутреннюю их идентичность. Возможно, таким образом заклятие каждого волшебника имеет свой собственный "след", и заклятия эти, как отпечатки пальцев, опытный сыщик сумеет различить. Возможно.
А теперь от красивых предположений к очевидным выводам. Между именем и волшебником обязана существовать магическая взаимосвязь, если Министерство Магии способно контролировать каждое заклинание, выпущенное не достигшим совершеннолетия волшебником вне магической школы (на большее, насколько я понимаю, сил и средств не хватает). Устанавливать магические "жучки" по всему подведомственному волшебному миру явно не имеет смысла, равно как и прикреплять их к конкретному волшебнику. Господа, волшебники не вживляют микрочипы, они действуют масштабнее:) Должен существовать универсальный способ выявления этого правонарушения.Волшебная палочка также не подойдет на роль этого универсального детектора в силу того, что волшебник может попросту воспользоваться чужой палочкой.
Дамблдор - чрезвычайно могущественный волшебник. Он может себе это позволить без опасения... Не потому что Дамблдор - самоубийца, а потому, вероятно, что способен контролировать процесс.
Сам обладатель имени эту связь уничтожить не может. Это оторвет его от внешней оболочки, разорвет взаимосвязь оболочки и сердцевины. Саму необходимость этой взаимосвязи.
Том Марволо Реддл --> Лорд Волдеморт
Не потому ли Дамблдор говорит о Томе Реддле и Лорде Волдеморте как о разных людях? Он продвинулся дальше других. Он сумел не просто назвать себя иначе, но видоизменить сами магические узы, связывающие его суть с физическим телом.
Имя - это уникальная магическая составляющая, являющаяся связующим звеном между душой и телом волшебника. Кровь, текущая в его жилах, переносит с собой магию родства и семьи, так называемую магию крови. С ней, рождаясь, волшебник принимает все клятвы и проклятия, передаваемые его родом; получает возможность управления домовыми эльфами, принадлежащими семье; приобретает возможность управления магическими барьерами своего дома, составленными ритуалом на крови. Все, что обуславливается принадлежностью к какому-либо роду, передается с кровью. Магия имени, пожалуй, наиболее тесно связана именно с магией крови.
Магическая связь имени - это то, что отличает скрепленные душу и тело волшебника от других похожих, именует её, делает уникальной. Магическая связь имени позволяет душе волшебника сохраниться на портрете, появиться во время явления Приори Инкантатем. Со смертью тела имя остается связанным с душой.
Само имя не несет с собой элемента чар. Именем невозможно убить, сломать или... испепелить невыносимо глупое эссе. Это не заклинание и не иллюзия чар - это магическая связь, оставляющая свой отпечаток на судьбе волшебника, его роду и душе. Подобная связь возникает с принятием имени. Во всех чистокровных семьях, а также многих других, имя принимается специальным ритуалом крещения. Крестный отец при этом является своеобразным Хранителем, скрепляющим связь.
Благодаря магии имени волшебник может:

- заключать магические контракты, такие как участие в магических турнирах;
- принимать обеты;
- привносить в свой род магические обязательства в виде клятв и проклятий;
- сохранять свои магические возможности и обязательства, находясь под действием оборотного зелья или будучи невидимым;
- быть объектом, к которому аппарируют;
- узнать возможные опасности или влияния, используя познания в прорицаниях;
- узнать пророчество о себе среди прочих.


Долг жизни
Долг жизни означает магическую взаимосвязь на основе магического контракта между волшебником, спасенным от неминуемой смерти, по отношению к спасшему его волшебнику. Обязательным условием возникновения этого долга является добровольный выбор волшебника-спасителя. Долг не возникает тогда, когда у волшебника не было иного выбора или когда он действовал из корыстных побуждений.
Долг жизни означает невозможность мага содействовать смерти своего спасителя. Иными словами, волшебник не может сделать ничего такого, что сразу же повлечет смерть того, кому он обязан жизнью. Волшебник может только лично убить своего спасителя при помощи заклятия Авада Кедавра, но это такое убийство может повлечь за собой любое последствие от разрушения души до физической смерти.
Эта связь - самая загадочная из всех существующих магических связей.